14:46 

Когда ты вернешься - 4

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Название: Когда ты вернешься
Автор: Хельгрин
Бета: Зюнька вносит правки после выкладки, за что ей нечеловеческое спасибо!
Размер: макси
Канон: Макс Фрай: Лабиринты, Хроники, Сновидения Ехо
Пейринг/Персонажи: Шурф/Макс
Категория: слэш
Жанр: drama
Рейтинг: R
Предупреждения: так или иначе упоминается канон всех книг. ООС тоже есть, куда без него.
Размещение: запрещено без разрешения автора
Disclaimer: Все права принадлежат автору. А трава – мне.
Комментарии: спасибо моему соавтору, Снарк, которая честно тестридит все это.

Глава XIX.

Я плавал, и бултыхался, и нырял, и пил эту воду, и лежал на спине, глядя на небо. Оказалось, что очень здорово валяться вот так в проточной прохладной свежей воде посреди чьего-то сада.

Рука, кстати, все еще ощутимо ныла, но обижаться мне уже не хотелось. Было смешно и неловко от всей этой нелепости. Кстати, в саду тоже росли абрикосы. И апельсины. И что-то еще. И все это я знал и намеревался употребить на ужин, что бы там себе ни думал по этому поводу мой друг.

Не знаю, что он думал по этому поводу, но пока я предавался мечтам о свежих фруктах, меня поймали за пятку и потащили в глубину. Тоже мне, русалочка нашлась.

Бассейн не слишком глубокий, стоящему по шею. Но утопить меня в нем было, наверное, можно, если сильно постараться. Я вдохнул и поддался.

Глаза Шурфа сияли в воде как два осколка стекла. Он подтащил меня к себе, жестом показав, что хочет, чтобы я улегся рядом с ним. Кажется, парень слегка подзабыл, что я никогда не состоял в Ордене Дырявой Чаши, и находиться под водой могу ровно столько же, сколько обычный человек. Но я все-таки послушался его – не топить же он меня в самом деле взялся.

Высоко над нами в умытой лазури неба шествовали облака: не спеша и без толкотни, словно прогуливающиеся в День Свободы от Забот горожане. Переменчивые блики воды делали это небо объемным, живым, близким и далеким, уютным, будто высоким куполом укрывающим наш сад...

Тут сэр Лонли-Локли слегка подтолкнул меня, так что я вылетел из бассейна и плюхнулся в него обратно, словно летающая рыба. Сам он чинно воздвигся рядом, как какой-нибудь Повелитель Водных Глубин: с него лила вода, заставляя щуриться, и выглядел он неприлично счастливым и почти настолько же неприлично молодым.

- Действительно красиво, - сказал я ему. – Спасибо.

Он кивнул, соглашаясь, слишком радостный, чтобы говорить вслух. Я понимал.

Мы выбрались на берег – довольные, умиротворенные и еще более голодные, чем раньше.

- Если сейчас около этого дивана мы еще обнаружим здоровенный котел какой-нибудь еды, я решу, что попал в ра...

И мокрая от воды ладонь Лонли-Локли не дала мне договорить, надежно запечатав мне рот и попутно едва не выбив все имеющиеся в наличии зубы.

Ну да, теперь я понимаю, с чего началась эта их мода поедать великих и не очень Магистров. По крайней мере этого конкретного, самого что ни на есть Великого Магистра, я сейчас чуть было не укусил за руку. В отместку, а заодно проверить, остались ли еще мои зубы на предназначенных им природой местах или пустились в путешествие.

Даже не знаю, что меня остановило: боязнь на самом деле отравиться или желание немедленно сообщить миру свое мнение по поводу этого вопиющего поведения моего друга.

- Послушай, Шурф, если ты так сильно вознамерился меня убить, хочу тебе напомнить, что в твоем распоряжении имеется прекрасная левая Перчатка Смерти. Одно движение и никаких хлопот. И не надо будет сначала ломать мне руки, потом выбивать зубы и вообще трудиться.

- Макс, - вздохнул он. – Я весьма ценю твой юмор, но все же я преследовал иную цель. Насколько я помню, это место, – рай, – в котором ты собрался оказаться, является одним из эвфемизмов посмертия, принятых в некоторых монотеистических религиях твоего мира.

И пока я переваривал это определение, мой друг добавил:

- Несмотря на то, что попадание туда явно считается благом, мне все же представляется, что ты еще не готов оказаться в нем прямо сейчас. Извини, если я ошибся.

И внимательно посмотрел мне в глаза.

- Да понял я, понял. Ты боишься, что мое желание возьмет и тут же сбудется. Хотя это просто выражение такое, Шурф. И, дружище, послушай, а ты не мог бы затыкать мне рот как-нибудь иначе? Мне кажется, в последнее время ты неплохо освоил другой способ заставить меня молчать, куда более приятный.

Черт, стоило это произнести, чтобы лицезреть изумленного Шурфа. Он совершенно автоматическим жестом скрутил жгутом и отжал волосы, ладонями согнал с себя воду, продолжая смотреть на меня таким взглядом, что мне немедленно захотелось убедиться, не отросла ли у меня еще одна голова. Хотя, зная собственную везучесть, так легко бы я не отделался. Вот еще одна задница, чтобы на все мои приключения хватило, - это да, это возможно.

- Эй, друг, скажи что-нибудь, а то я сейчас решу, что случайно наложил на тебя какое-нибудь заклятие Вечного Обалдения.

- Такого заклятия не существует, насколько мне известно, - отозвался Шурф. – Но ты действительно меня удивил. Я думал, ты просто делал мне дружеское одолжение, но не предполагал, что тебе это по-настоящему приятно...

Эх, если бы Джуффин видел, до какой степени изумления я могу довести нашего невозмутимого Мастера Пресекающего, он бы, наверное, подал в отставку и ушел пешком обратно в Кеттари, преклоняясь перед моими талантами и вознося им осанну. То есть, конечно, он бы наверное здорово поржал, но помечтать всегда приятно.

- Мне иногда странно, что ты такой умный и не понимаешь таких простых вещей, Шурф. – Я присел на траву и принялся шарить рукой под собственной мантией, надеясь вытащить хотя бы парочку сигарет. Курить хотелось страшно. – Видишь ли, если я начну об этом всем задумываться, то придется грызть себя, считать, что я сошел с ума, ну и так далее. А мне надоело всем этим заниматься, в особенности, с ума сходить. Я этим сыт по горло, если честно. Мне приятно и тебе приятно, а значит – правильно. Тем более, это ты, а не кто-нибудь другой. В любого другого я бы, пожалуй, плюнул не задумываясь.

Наконец руки коснулось знакомое онемение, и я с радостью извлек пачку незнакомых сигарет. Плохо сосредоточился, наверное. Впрочем, пахли они табаком, а не чем-нибудь иным, так что я быстренько прикурил щелчком пальцев и жадно затянулся.

- А в меня, значит, ты плевать не собирался, - констатировал Шурф и нагло вынул сигарету у меня из пальцев. Я вдохнул поглубже, чтобы от души возмутиться. То есть мне не жалко конечно, вот же, полная пачка лежит, но изо рта-то зачем выдергивать?

Посмотрел на его руки с едва видными тенями защитных рун и ничего не сказал, просто молча прикурил следующую. Ну да, прихватить из Щели между мирами коробок спичек я не догадался.

Пальцы у него, кстати, чуть заметно подрагивали.

Хорошо, что у меня хватило ума промолчать из-за этой грешной сигареты. Впрочем, я и так наболтал, кажется, больше, чем следовало.

- Ну когда-то собирался, сам знаешь. – Принялся я исправлять ситуацию. – Но это было давно и неправда. И вообще, сейчас все по-другому.

- Почему неправда? – изумился Шурф. – Абсолютная правда, это было в...

- Это выражение такое, - улыбнулся я скупо и умолк. Не туда нас куда-то занесло с этими разговорами. Не надо об этом говорить. Не хочу.

Слишком высокую цену приходится платить за осознанную радость бытия. А я устал ее платить. И не готов платить им. Он мой. Не отдам.

Шурф словно почувствовал – впрочем, почему «словно»? Присел сзади, коснулся ладонью затылка, и только тогда я ощутил, как, оказывается, до этого звенела от боли моя несчастная голова. То ли от зуботычины моего драгоценного защитника, то ли от внутренней ярости.

Его руки обхватили меня за плечи, прижимая, втискивая в себя.

И ты не отдашь. Потому что я – твой ничуть не меньше. Я знаю. Умрешь, но даже тогда не отдашь, куда там твоему магистру Кибе Аццаху.

Я чувствовал, как вздрагивает его грудь, прижавшаяся к моей спине, словно он то ли всхлипывал, то ли плакал. Лучше мне не знать, наверное, что иногда знаменитая дыхательная гимнастика имени Лонли-Локли перестает помогать самому сэру Лонли-Локли. А то тут не только Миры – Вселенные посыплются.

Я пошарил мысленно где-то внутри себя, старательно задвинул Вершителя в дальний уголок – успеется еще. И вытащил старого доброго Макса. Вот так, очень хорошо.

- Рука, между прочим, до сих пор болит, - тут же пожаловался этот обычный человеческий Макс.

Длинные пальцы Шурфа погладили локоть, а потом он поднял мою руку и прижался к ней лицом. Я смотрел на его длинные мокрые волосы и всем телом ощущал, как раз за разом он не может вдохнуть, словно ему не хватает на это сил.

- Не надо, - шепнул я в точности как он сам несколько часов назад, потому что внутри меня ворочался разъедающий ком безнадежного отчаяния.

Он понимал. Конечно, он все понимал. Даже больше, чем я.

Я не успел заметить, когда его лицо оказалось прямо перед моим – со страшными, горящими ледяным огнем глазами.

«Зато у нас есть здесь и сейчас», - говорили эти глаза.

«И этого у нас не отнимут», - отвечал ему я.

Мы узнавали друг о друге новое, спешили закрашивать немногие оставшиеся белые пятна с отчаянием обреченных. И это было то знание, за которое действительно не жалко заплатить жизнью.

Он бился и вскрикивал подо мной, когда я всего лишь ласкал губами его шею, - а я смаковал эту грань между желанием подчиниться и яростью, на которой он балансировал.

На моем теле вообще не осталось нечувствительных точек – все, к чему он прикасался, вспыхивало и горело, но он продолжал мучить меня и наслаждался этим. И руки снова были самым страшным его оружием, без всякой магии.

Мы свалились в бассейн, и там, под водой, я дышал его горьким дыханием.

Не знаю, где мы были все это время, но когда кусок первозданной материи снова распался на нас двоих, в сад вовсю заглядывала ночь.

Боюсь даже представить, что она, любопытная, там видела.

Дневной зной ушел, сменившись ленивой, почти безветренной прохладой. Возле низкого дивана горел костер в круге из обмазанных глиной камней, а рядом с костром, аккуратно сложенные, лежали сухие поленья.

Я не стал задавать себе и приютившему нас Миру глупых вопросов типа «куда делась моя скаба?», боюсь, этот мир был о нас и так невысокого мнения. Но на диване обнаружились две сухие и новые скабы и два лоохи в тон. Ну да, это же мир Шурфа, а не Мелифаро.

Мой друг, не дожидаясь приглашения, довольным котом растянулся на диване, протянув ладони к огню. Мне показалось, он ждал от меня чего-то.

- Ммммм? – вопросил я, не надеясь на связность своей речи и вообще на то, что я сейчас способен вспомнить хоть какие-нибудь слова.

- А ты не мог бы достать нам чего-нибудь поесть? – улыбнулся он. Это была дерзкая и веселая улыбка, она мне понравилась. И что-то напомнила, но я не мог понять, что именно.

- Запросто, - ухмыльнулся я и полез под стол. Даже ждать не пришлось, просто мои руки ухватили какую-то тяжеленную и горячую посудину и поволокли наверх.

- Плов! – восхитился я, сняв крышку. – Настоящий плов, Шурф! Ты только попробуй, это такая вкуснятина.

- А столовых приборов к нему не прилагалось? – к моему другу стремительно возвращалась его обычная чопорность.

- Между прочим, настоящий плов едят руками. И пальцы облизывают! – я покосился на его нарочито равнодушное лицо и рассмеялся. – Держи.

Под столом нашлись и ложки, и вилки, и ножи, и даже что-то вроде черпака – наверное, специально в расчете на мой аппетит. И все это немедленно пошло в ход.

Опустевший котел я убрал обратно под стол, откуда он немедленно исчез.

- Спасибо, - ну не могу же я превратиться в окончательную свинью и не поблагодарить это гостеприимное местечко.

- Пожалуйста, - отозвался вежливый Шурф, и я немедленно решил, что его голос вполне подходит этому Миру. Так что, будем считать, познакомились окончательно.

Я устроился поудобнее, уложив голову на локоть, и смотрел, как он подкидывает поленья в огонь, как разгорающиеся языки пламени выхватывают из густо-синей темноты его резкое лицо.

Меня разбудило осторожное прикосновение к плечу. Я сражался за свой сон, как лев, но мой друг был неумолим, и мне все-таки пришлось приоткрыть один глаз. На большее он и не рассчитывал, как я понимаю.

- Макс, извини, что я тебя разбудил, но спать я не могу, и не мог бы ты...?

- Не мог бы я что?

- Достать мне какую-нибудь книгу. – Он смутился, правда, совсем ненамного. Так, для вежливости. – И кувшин камры, если получится.

Подумал и добавил:

- И фонарь.

Честно говоря, я так хотел спать, что достал бы кого угодно и что угодно, хоть самого короля Менина за ногу. Но Менина Шурф не просил, так что пришлось шарить под столом и последовательно извлекать оттуда горячий тяжелый кувшин с вытисненным на боку изображением толстяка Бунбы, – ну конечно, какую же еще камру я мог приволочь – ажурный фонарь со стеклами и толстой свечой внутри, и, наконец, толстую книгу в зеленом переплете и с золотыми буквами.

Шурф увидел книгу и засиял:
- Как у тебя получилось достать именно ее?

Но на этот вопрос я не собирался отвечать. Пусть сам разбирается, не маленький.
В следующий раз меня разбудил уже не Шурф, а какое-то далекое завывание. Нет, этот Мир мне стремительно переставал нравится – что это за место такое, где поспать спокойно не дают?

Рассвет был красивым, как с картинки. Розовым, с легкой дымкой и сладким жасминовым ароматом цветов. Прямо перед моим носом тлели угли костра, сбоку примостился кувшин с камрой, которую мой заботливый друг поставил туда, чтобы не остывала, – надеюсь, для меня.

Вот только пошевелиться не получалось. Чем это я таким тяжелым и жарким укрылся? Ладно, не чем-то, кем-то, все ясно. Сэр Шурф прекрасно справлялся с ролью одеяла – во всяком случае, грел отменно. Ну до чего старательный парень, даже одеяло из него вышло бесподобное, только весит много.

Вдалеке снова взвыло, и я заворочался, пытаясь выбраться. Судя по весу, я спал не на диване, а под ним. В целом, я, конечно, оригинал, но не настолько. В некоторых деталях бытия я ужасный консерватор, и меня вполне устраивает традиционный ход событий, честное слово.

Ровное, согревавшее мне шею дыхание куда-то делось, и Лонли-Локли пробурчал сонным и недовольным голосом:

- Ну что ты вертишься, рано еще, спи давай.

Грешные вурдалаки всех миров! Куда вы дели сэра Шурфа, бывшего Мастера Пресекающего и нынешнего Великого Магистра, который мог спать по паре часов или не спать вообще, просыпаться бодрым и полным сил, как физкультурник с советского плаката, и начинать день с дыхательной гимнастики? Верните, он мне срочно нужен.

- Шурф, там что-то воет, - пожаловался я, и вдалеке, послушно иллюстрируя мои слова, снова раздалось это антимузыкальное дополнение к рассвету.

- Это не воет, - он зевнул и притянул меня к себе покрепче, - это молитва.

- Чего-о?

Вот тут я окончательно проснулся и потянулся к камре и сигаретам. И, наверное, сверзился бы с дивана, если бы Шурф меня не придержал.

После первого глотка любопытство все-таки проснулось и тоже завертело головой. Моей.

Я посмотрел на Шурфа, догоревшую свечу в фонаре, окутанные дымкой деревья и сжалился:

- Если хочешь спать, спи, ладно уж.

- Хочу, - признался он. – Очень. Вчера был крайне утомительный день, а я всю ночь читал к тому же.

- И как, дочитал? – спросил я из вежливости и допил камру. Не такая уж она была и вкусная, как в моих воспоминаниях. Остыла наверное.

- Дочитал, - он устроился поудобнее, окончательно захватив весь диван. Уткнулся головой в сгиб локтя и невнятно пробормотал. – И теперь я знаю, где мы.

- Отличная новость, - буркнул я вполголоса, но расспрашивать не стал, успеется. Ну не будить же его.

Поэтому я отправился за фруктами.

Сад оказался огромным. Я решил даже, что все эти бесконечные заборы, вдоль которых мы вчера шли, только его и огораживали. Сначала я собирал упавшие мандарины – мне было их жалко. Но подол скабы для этого не очень подходил, и тогда я увидел под деревом большую корзинку. Дело сразу пошло веселее, и к нашему бассейну я вернулся страшно довольный, до пояса мокрый от росы и с тяжеленной переполненной корзиной, которую еле тащил обеими руками.

За это время окончательно рассвело, вой, то есть, извините, молитва, больше не повторялся, а Шурф все дрых. Я гордо поставил свою добычу на стол и присел с ним рядом. Ладно, хоть почитаю, где там эта грешная книжка?

Судя по всему, Лонли-Локли именно на ней и спал, а доставать из-под стола другую я не решился. Не стоит приставать к этому Миру с кучей занудных просьб, надоем еще. Поэтому я протянул руку и осторожно коснулся рассыпавшихся по плечам волос, зарываясь в его жесткие, прямые, темные с сединой пряди.

- Меня так еще никогда не будили, - констатировал Шурф и на миг прижался головой к моей руке.

- Тогда ты прожил жизнь зря, - торжественно заявил я.

- Ты думаешь? – он чуть повернул голову, чтобы видеть мое лицо. – Я с тобой не согласен. Ведь если это действие все-таки состоялось, значит, последовательная цепочка событий моей жизни привела именно к нему. Поэтому нельзя сказать, что все было зря.

- Дырку над тобой в небе, - рассмеялся я. – Ладно уж, считаю, я тебе достаточно отомстил за то, что ты будил меня ночью. Отдай книжку, я почитаю тихонько.

На мгновение он явно заколебался. Во всем, что касается книг, мой друг – жуткая жадина. Подозреваю, после того, как Священная Книга Арвароха сгорела в моих руках, он относится к идее дать мне что-нибудь почитать с известным подозрением. И сколько бы я книг ему не таскал, усыпить это подозрение мне пока не удалось.

Но на сей раз сон оказался важнее. Он извлек из-под щеки нагретый том и протянул мне.

Мои глаза скользнули по названию, и я рассмеялся.

Грешные магистры, Шурф! Теперь я тоже знаю, где мы. Только мне всегда казалось, что Бу...

Молодец, сэр Лонли-Локли, схватывает на лету. Рот он мне заткнул эффективно, в точном соответствии со вчерашней инструкцией. Правда, не сказал бы, что моим зубам это сильно помогло.

- Что ты ел? – спросил он несколько мгновений спустя. – Такой интересный вкус...

- Мандарины. Апельсины. Абрикосы. Чего я только не ел! И, заметь, по рукам меня никто не бил. Тебе тоже принес, вон.

Шурф одобрительно посмотрел на корзину и потянулся к ней.

Книга, мягко прошуршав страницами, упала под стол, чтобы там через мгновение исчезнуть, сверкнув на прощание золотыми буквами на корешке: «Приключения Ходжи Насреддина».

Глава X

Глядя на Шурфа, с интересом исследователя препарирущего мандарин, я полез под стол и достал чашку кофе себе и чаю для него, а затем кувшин камры, просто для интереса. Камра отличный напиток, не спорю, но кофе мне показался уместнее. В этот раз мне досталась малюсенькая чашечка, половину которой занимала кофейная гуща, но какие там были специи! Даже Шурф заинтересованно повел носом и отпил крошечный глоток, соизволив заметить, что в таком виде этот напиток еще можно употреблять. Иногда, по настроению, исключительно для придания жизни разнообразия.

Мы славно позавтракали горячими лепешками, вареньем и фруктами и закурили в полном душевном согласии друг с другом и с окружающим миром.

- Устрой мне экскурсию по саду, Макс, - попросил Лонли-Локли, когда стало понятно, что лежать и вечно пялиться на облака становится скучно. – А то я вчера так долго пытался провести ботаническую классификацию здешних растений, что теперь меня разбирает любопытство.

- Вряд ли из меня выйдет хороший экскурсовод, дружище, но пойдем.

На самом деле, мне и самому хотелось еще раз пройтись по этой мягкой траве, заглянуть вон за те кусты, куда я так и не добрался, потому что уж слишком тяжелая корзинка была в руках.

И мы отправились гулять по этому дивному местечку, как по собственному дому: босиком, в скабах, растрепанные и довольные жизнью. Ну ладно, растрепанным был только я.

- Это вот лимон, - радостно ткнул я рукой в опознанное дерево. – На нем растут лимоны, ну их ты знаешь, мы их в чай кладем, они кислые.

Шурф осмотрел дерево и кивнул. Крупные плоды всех возможных оттенков зелено-желтого, желто-зеленого и – неожиданно! - лимонного цвета соседствовали с небольшими, одуряюще сладко пахнущими цветами с четырьмя лепестками и розовой сердцевинкой.

- Это мандариновое дерево. На нем растут мандарины, ты их уже попробовал, - я тщательно выполнял свою роль. Если меня хорошенько попросить, я вообще становлюсь жутко старательным.

- Это абрикосовое дерево. На нем...

- Смею предположить, что растут абрикосы, - отозвался мой друг с неимоверной серьезностью.

- Совершенно верно, - менторским тоном согласился я и кивнул головой как университетский профессор.

Мы расхохотались.

- Я понял, Макс, ботаника – не твоя сильная сторона.

Я почему-то думал, что он расстроится или обидится, но мое невежество явно веселило его. Мне кажется, я вспомнил, где и когда я видел такого Шурфа, но как такое может быть?

Эти мысли я благополучно отбросил в сторону, во избежание.

- Скажи, а сирень тут растет? – вдруг задал он мне неожиданный вопрос.

- Нет, Шурф. Сирени я тут не видел. Да и откуда ей здесь взяться?

- Жаль, - вздохнул он.

- А с чего вдруг ты вообще вспомнил про сирень?

- Мне понравилось одно из стихотворений, посвященное ей*. И, разумеется, с тех пор мне хочется самому увидеть это растение, вызывающее такие яркие художественные переживания. Ты ведь знаешь, в том мире ее не существует.

- А! - я уважительно покивал головой. – Я понимаю тебя, но мне кажется, мы ее тут не найдем. Она совсем в другом климате растет.

- А может быть, ты все же захочешь, чтобы она тут росла? – вдруг выдохнул он мне на ухо, неизвестно когда успев оказаться за спиной. Тяжелые горячие ладони опалили ребра и заставили податься назад, к нему.

- Это вряд ли, - усмехнулся я.

-По-че-му? – горячим дыханием и едва ощутимым прикосновением губ вдоль ворота скабы.

- Потому что для такого сложного колдовства, как выращивание целого куста сирени, я должен сосредоточиться, а ты мне не даешь, - сообщил я ему со всей серьезностью. На самом деле, мне было ужасно интересно, что он будет делать – этот парень со множеством лиц, самый близкий мой человек.

Сэр Шурф Лонли-Локли, несомненно, предпочел бы получение нового знания и извинился за неподобающее поведение. Впрочем, его поведение неподобающим быть не может ни при каких обстоятельствах. Безумный Рыбник плюнул бы на эту грешную сирень – и хорошо, если не ядом. И хорошо, если не на меня заодно тоже.

- Ну и Лойсо с ней! – решил Шурф.

- Как же так? – рассмеялся я, смакуя его тонкие, на грани восприятия, ласки. – И ты не приведешь мне ни единого аргумента в пользу того, что сирень непременно должна расти в этом саду?

- Я готов привести тебе массу аргументов, - его пальцы сплелись с моими и осторожно погладили ладонь. – В пользу...

Договорить я ему не дал, поэтому так и не узнал, в пользу чего он собирался меня агитировать. Но аргументов он привел, конечно же, массу. Неоспоримых таких аргументов.

Шурф вообще человек слова.

Потом, когда стало совсем жарко, мы устроились после очередного купания под деревом возле бассейна. Я привалился к стволу и лакомился только что сорванным абрикосом, а Шурф, положив голову мне на колени, не щурясь и не мигая, смотрел в яркое небо.

- Ты не расстраивайся из-за сирени, - сказал я. – Я действительно никак не могу ее тут навоображать, потому что точно знаю, что она в таком климате не растет. Зато она растет у меня дома, в большом количестве, кстати. Доживем до весны, и я тебе ее покажу.

Он метнул на меня быстрый, острый взгляд.

- Хорошо, Макс. Доживем до весны.

По позвоночнику пробежал смутный холодок, но я сделал вид, что не почувствовал его. Доживем до весны, говорите? Точнее, я говорю. Вот и славно.

На самом деле, какое-то нетерпение начало подталкивать меня в спину. Слишком уж тут было хорошо, и двигаться, конечно, никуда не хотелось. Из-под стола можно было извлечь что угодно, даже сигареты – я в этом убедился полчаса назад. Правда, пачка снова была незнакомой, видимо, у этого Мира какой-то особый ассортимент. Но и за это спасибо.

- Пойдем? – спросил Шурф. – Видно, тоже почувствовал что-то.

В общем, мы встали и пошли. Задержались на миг перед калиткой и вышли на вчерашнюю улочку.

Сегодня город, оживленный воображением Лонли-Локли, оказался куда более шумным и людным. Блеяли овцы, по дороге бежал мальчишка, навстречу нам прошла девушка, одетая на куманский манер, одарив нас томным взглядом густо подведенных глаз. У реки перекрикивались мужские голоса, говорящие на совершенно незнакомом наречии.

- Да, Шурф, хорошо, что ты, а не я, представляешь это место, - сообщил я своему другу, предварительно от него отодвинувшись. Зубы у меня, между прочим, последние, другие не вырастут.

- Ты бы представил его иначе? – с живостью поинтересовался мой друг, очевидно, довольный тем, что никаких названий не прозвучало.

- Разумеется, все-таки я лучше знаю тот мир, который послужил основой для создания этого.

В общем, я не стал ему говорить, что в моем представлении средневековая Бухара должна быть изрядно вонючим паршивым городишкой, что глина в моем мире редко бывает лиловой, и что мусульманская молитва не слишком напоминает хоровое пение вурдалаков. Клакков или каких-нибудь еще.

В общем, промолчал – и молодец. Город Шурфа мне нравился куда больше. Чистые улочки в нем разбегались и вновь сходились, подчиняясь своим законам, заборы были живописны, парки тенисты. Вот только солнце какое-то уж слишком теплое, большое упущение со стороны создателя.

Не знаю, как это получилось, но выйдя из сада, мы снова оказались в своих «служебных» одеждах. Нет, я, конечно, соскучился по Мантии Смерти и по своим драконьим сапогам, но как же чертовски жарко было в черном под палящими лучами!

- Хорошо тебе, - пропыхтел я. – А меня скоро отжимать можно будет.

- Наложи на себя заклинание, - недоуменно ответил мой друг. – Я думал, тебе просто нравится.

Заклинания я, конечно, не знал. Шурф принялся мне показывать, особым образом скрещивая пальцы, я начал за ним повторять, но ничего не добился, только почему-то вступил в неизвестно откуда взявшуюся посреди улицы навозную кучу. Разнообразия ради – оранжевую.

- Ясно, - вздохнул я. – Всего моего могущества хватило только на создание этого неаппетитного признака наличия живых существ.

Смертные шары пускать, между прочим, было намного проще.

- При том, сколько ошибок ты сделал, я считаю, что ты еще легко отделался, - невозмутимо ответил мой невозможный друг и толкнул ближайшую калитку, входя в сад.

Подсознательно я ожидал, что мы попадем в то же самое заповедное местечко, из которого недавно ушли. Но этот сад оказался совершенно другим – диким, заросшим вьюнами всех мастей, обвивавшими неизвестные мне деревья и растущими тут и там кустами с темно-вишневыми листьями. Судя по всему, воспоминания о Расширенном Ботаническом Справочнике не давали Шурфу покоя.

Лонли-Локли сбросил с себя белоснежное лоохи и протянул мне.

- А ты? – изумился я. – Мою наденешь?

По мне, так он совершал сейчас подвиг, перед которым меркло все наше вчерашнее эпическое сражение.

- Конечно, я просто надену твою черную мантию. Мне жара не мешает.

- Почему, интересно? – пробурчал я, драпируясь в его лоохи и предвкушая, как я буду наступать на подол при каждом шаге.

- Потому что у меня другая терморегуляция.

- Ты такие слова говоришь, что они звучат пострашнее любых заклинаний. И нет, не говори мне, что сами по себе слова вообще не могут пугать.

- Не скажу, потому что, конечно же, могут, - возразил Лонли-Локли, снова выходя на улицу, уже в моей мантии. Я осторожно сделал шаг, придерживая подол его длиннющего лоохи и выругался. Этот мир явно обладал занудством своего создателя, и считал, что если уж мы прибыли сюда он в белом, а я в черном, то именно так, и никак иначе, должны выглядеть. Подол из моей руки исчез, зато Мантия смерти снова вернулась на положенное ей место, то есть на мои плечи.

Шурф это почему-то страшно позабавило, ну а мне оставалось только ругаться. Я отдал должное этому занятию, отвел душу, и мы двинулись дальше.

- Ты хочешь встретить самого Ходжу Насреддина? – спросил я, чтобы не молчать и не думать о том, что мы не так уж далеко отошли от нашего прекрасного уголка, в котором имеется полный бассейн прохладной воды...

- Разумеется, мне было бы крайне интересно познакомиться со столь выдающимся Магистром, Макс. – А тебе разве нет?

Я еще размышлял над этим вопросом, когда мы завернули за очередной забор и увидели его.

На маленькой округлой площади, поймавшей за хвосты сразу несколько улиц, в тени дерева спокойно стоял ишак. Нормальный такой ишак, с ушами и хвостом, а вовсе не плод воображения сэра Шурфа, не слишком разбирающегося в живности моего мира.

Кстати, когда я был маленьким, всегда считал, что ишак – это нечто низкорослое и несчастное, поэтому сейчас я даже удивился, увидев, что осел, на самом деле, - здоровенная штука. Не амобилер, конечно, но тоже ничего.

На широкой спине пузатого ишака, застеленной выгоревшей попоной, восседал человек в длинном стеганом халате, грязном и с прожженными кое-где дырками, и во вполне себе угуландском тюрбане. Уютно поджав под себя ногу в неожиданно ярких шелковых шароварах, он грыз семечки и взирал на нас с таким видом, как будто у нас была назначена с ним встреча, а мы опоздали на нее на полдня.

- Рад встрече с вами, магистр Насреддин, - слегка поклонился мой безупречно вежливый друг и прикрыл ладонью глаза. – Вижу вас как наяву.

- Да неужели? – отозвался герой моих детских историй, ловко соскочил на землю и пошел к нам, давая возможность себя разглядеть. У него было лукавое загорелое лицо прирожденного вора с тенью плохо сбритой щетины на подбородке, выдающимся мясистым носом и чувственными восточными губами. Мне сразу захотелось проверить сохранность отсутствующего кошелька.

А вот глаза у него были странные. Кошачьи такие, цепкие и холодные.

– Мог бы и пораньше зайти! – упрекнул он меня, и тут я его, конечно же, узнал.

- Я ж не знал, что вы здесь.

- Можно подумать, тебе это когда-то мешало, - он подошел вплотную и посмотрел мне в глаза. – Что, нелегко тебе, Вершитель?

Ничего не понимающий Шурф попытался в очередной раз загородить меня собой, но у него ничего не вышло. Потому что, во-первых, я этого не хотел. А во-вторых, Лойсо сам отступил на шаг, окинул его оценивающим взглядом и усмехнулся:

- Интересного гостя ты мне привел, Макс.

- Макс, ты не мог бы нас представить? – от ледяного голоса Лонли-Локли моя промокшая от пота мантия едва не покрылась ледяной коркой.

- А сам-то не догадываешься, Рыбник? – Лойсо не дал мне возможности блеснуть светскими талантами. – А, говорят, ты научился видеть суть вещей.

Ого! Я и не знал, что они знакомы. Впрочем, мало ли чего я не знал.

Шурф побледнел так, что в своем белоснежном лоохи стал походить на привидение.

- Где же твоя сила, Рыбник? – продолжал издеваться Лойсо. – Не сладко пришлось под крылышком у Кеттарийца, да?

- Лойсо, - не выдержал я. – Зачем вы так?

Глаза у моего давнего знакомца, а по совместительству самого могущественного колдуна Соединенного королевства, чьи именем до сих пор пугают детей, сделались такие бешеные, что мне сразу стало ясно – пугают не зря.

- Рад встрече со старым другом, Макс. Разве не видно? Между прочим, если бы не этот господин, обрядившийся в одежды Истины, тебе не пришлось бы таскать меня в кулаке, как тюк с изамонским тряпьем. За что я тебе, впрочем, до сих пор благодарен.

Час от часу не легче!

- Я до сих пор не уверен, что поступил тогда правильно, - отозвался Шурф ровным голосом.

- Не уверен он, - хмыкнул Лойсо, потянув меня за рукав. Краем глаза я заметил, как дернулся Шурф.

- Не дергайся, Рыбник. Сэру Максу ничего не грозит, а ты мне все равно ничего не можешь сделать. Да и не смог бы, даже если бы твоя магия все еще была при тебе.

- Пойдем в тенек, Макс, - обратился он ко мне. – Смотрю, ты так и не сумел полюбить жару.

Он сделал молниеносное движение пальцами – то самое, которому пытался научить меня Шурф, - и меня словно окатило прохладой с тонким запахом мяты.

- Спасибо, Лойсо – с облегчением выдохнул я. – А вы, смотрю, так и не сумели ее разлюбить.

Лойсо Пондохва захохотал так, словно я сказал что-то невероятно остроумное. Стащил со своего ишака выцветшую попону, тряхнул ее, разворачивая, расстелил под деревом и уселся, так ловко скрестив ноги, как будто родился турком.

- Вот видишь, Макс, теперь мы можем посидеть и поболтать в тенечке. – Он обращался ко мне, словно никакого Шурфа, безмолвно следующего со мной рядом, тут и в помине не было. – Как ты вообще здесь оказался?

- А как вы сюда попали? – задал я вопрос, который мучил меня с той самой секунды, как я узнал бывшего Великого Магистра.

- О, это очень интересная история. Но ты рассказываешь первый.

Он кивнул мне на противоположный угол этого истершегося до прозрачности одеяла и едва заметно указал Шурфу на соседний. Ну хоть на этом спасибо. Честно говоря, я фиговый миротворец, и при этом терпеть не могу, когда мои друзья ссорятся. Но я никогда не подозревал, что Шурф помогал ловить Лойсо. Он об этом не упоминал, да и Джуффин тоже. Впрочем, мало ли о чем не упоминал Джуффин...

- Мы с Шурфом провалились в какое-то пространство, дыра...

- Хоферры, - флегматично подсказал сэр Лонли-Локли, поскольку сейчас он явно пребывал именно в этой ипостаси.

- Да, точно. Там мы сражались с какой-то чертовщиной, а потом Шурф сказал, что было бы неплохо оттуда убраться. В тот момент я не был уверен, что нам это удастся и решил, что буду очень рад, если получиться смыться в любое место, где ему бы захотелось оказаться. Я, кстати, так и не понял, ты эту книжку раньше что ли читал, Шурф?

- Да, начал незадолго до того, как ты вернулся из своего издательства, - спокойно разъяснил тот. – Как раз подумал, что очень хотел бы посмотреть на Бухару.

Лойсо по-кошачьи фыркнул.

- Здорово получилось, а? Книжки пишут, легенды рассказывают. А потом появляются всякие и начинают живой город под себя переделывать.

- Мы не хотели, - честно признался я. – Я вообще только утром понял, где мы.

Лойсо кивнул, принимая извинения.

- А вы-то как здесь оказались, Лойсо? У меня, честно говоря, в голове не укладывается, что вы и есть тот самый Ходжа Насреддин.

- А из-за тебя все, - задорно усмехнулся он. – Кто подсунул мне Миры Морока, помнишь? Вот я ходил-ходил по ним, а потом очутился здесь. Прогулялся и посмотрел, у какого это Мира такая интересная Темная Сторона, а потом плюнул и вернулся. Тут куда интереснее, чем там. Встретил этого вашего Насреддина – веселый малый! Мы с ним покуролесили немного, а потом я научил его гулять по Мирам, а сам остался тут. Пока не жалуюсь, да и он тоже.

- То есть все-таки Темная Сторона, - выдохнул я. – Я так и думал, просто боялся поверить.

- То есть ты хочешь сказать, что не знал, что Темная Сторона твоего мира – это...

Лойсо умолк, словно ему заткнули рот на полуслове. Я обернулся на Шурфа и увидел, что тот поднял дрожащую от напряжения руку, пристально уставившись на бывшего Великого Магистра Ордена Водяной Вороны.

Лойсо отмахнулся, словно муху отогнал.

- Мал еще, старшим рот затыкать, - сказал он Шурфу. – Но если ты так уж просишь, то ладно. Промолчу. Ради сэра Макса даже стерплю твое хамство, хотя в прежние времена я бы от тебя и кучки пепла не оставил.

Я таращился на них обоих во все глаза. Шурфу так понравилось лишать людей права слова? На мне натренировался? Что вообще происходит?

- Видишь ли, Макс, твой друг считает, что тебе пока не нужно знать то, о чем я собирался тебе поведать.

- Это то, о чем мы с тобой тогда говорили, Макс, - тихим измученным голосом пояснил мой друг.

Я покосился на его руки, но Шурф предусмотрительно сложил их так, что ногтей мне было не видно.

Лойсо посмотрел на нас обоих и качнул головой, словно бы удивляясь.

- Ищешь уже не сильной крови, а только удобной смерти, да, Рыбник? – теперь он смотрел на Шурфа со смесью жалости и брезгливости. А мой гордый друг опустил голову, словно считал, что имеет полное право на такое отношение. – Не жалеешь о своем выборе?

- Нет, - сухо отозвался Шурф. – Без сэра Халли моя жизнь была бы совсем иной. Скорее всего, куда более короткой и вовсе не такой интересной. И я до сих пор так считаю.

- Да уж. Лишить тебя напоследок магии – это он интересно придумал, лисица шимарская, - зло ухмыльнулся Лойсо. – Небось, скоро вашему с ним договору конец, верно?

- Это слишком личный вопрос, чтобы я давал вам на него ответ, - неприязненно отозвался Шурф.

- Ну и не давай, можно подумать, так уж трудно догадаться. Только крови у меня больше не проси – не дам.

- Вряд ли стоит ожидать такой просьбы от человека, которого вы однажды уже пытались ею отравить, - на бесстрастном лице Шурфа не дрогнул ни единый мускул.

Я сидел, как зритель около стола пинг-понга, крутя головой от одного к другому и не слишком понимая, о чем идет речь. Но что-то мне подсказывало, что вмешиваться не стоило. Я знал Лойсо – ну насколько вообще можно знать человека, с которым периодически общаешься во сне. И отчего-то мне казалось, что вся его злость и издевки, режущие по живому, - это только малая часть того, что он на самом деле испытывает. А истинные его чувства совершенно иные.

- Смотрю, ты поднабрался проницательности, Макс, - неожиданно сказал он мне. – Вместе с синяками с шишками, я так понимаю. Ты еще любишь смешно называть это все жизненным опытом.

- Что-то вроде, - скривился я. – Ну их, эти шишки. Давайте не будем о них.

- Давайте не будем, - покладисто согласился Лойсо. – Чего интересного в старых шишках, если скоро новые нарастут.

- Не сомневаюсь, - ехидно отозвался я и поймал суровый взгляд Шурфа. Ну да, опять я высказал свое пожелание на Темной Стороне. Ладно, будем считать, что я имел в виду еловые шишки, а не те, которые обычно прилетают от жизни. Пару-тройку еловых шишек в каком-нибудь укромном месте я переживу. Мне не привыкать слыть оригиналом.

- Не собирался я тебя травить, - неожиданно просто сказал Лойсо Шурфу. - Дурак ты недоученный. Перчатки Смерти завел, руны начертил, а того, что после этого никакая ядовитая кровь не может быть ядом для тебя самого – не знаешь. Вот и живи теперь так, сколько получится.

Высказался и легко, словно танцуя, поднялся.

- Пойдем прогуляемся, Макс. Да не дергайся ты, Рыбник, никуда я твоего драгоценного Вершителя не дену. Мы с ним старые приятели.

И мы пошли через площадь. Я все время оборачивался, глядя на идеально прямую спину не повернувшегося в нашу сторону Шурфа. Попытался послать ему Зов, но не сумел.

- Почему вы так с ним, Лойсо? – спросил я, как только мы отошли на достаточное расстояние.

- А ты спроси его, - усмехнулся он, и тут я понял, что меня так смущало в нем весь разговор.

- Слушайте, а ведь сейчас вы на меня не похожи. Неужели вы так выглядите на самом деле?

Лойсо расхохотался, продемонстрировав мне белоснежные зубы.

- Конечно нет, Макс. Я выгляжу, как Ходжа Насреддин, потому что живу его жизнью. И собираюсь пожить ею еще какое-то время. А выглядеть как ты мне совершенно не хочется, не такой уж ты и красавчик.

- Вот спасибо! – обрадовался я. – А то не поверите, спать не могу от нарциссизма. А какие из приключений Насреддина – ваши?

- А ты догадайся, - поддразнил меня Лойсо. – В следующий раз встретимся – расскажешь. А я скажу тебе – прав ты или нет.

Я восхищенно качнул головой.

- То есть я могу снова навещать вас во сне?

- Ты же знаешь, что можешь, Макс. Не задавай глупых вопросов. Спроси о том, что действительно хочешь услышать.

На самом деле, мне до одурения хотелось узнать, что они с Шурфом не поделили. Но, во-первых, Лойсо уже один раз отказался отвечать. А во-вторых, было бы подло по отношению к Шурфу болтать о нем за спиной.

И поэтому я сказал нечто совершенно другое.

- Я хочу услышать то, что вы хотели мне сказать наедине, Лойсо.

- А ты изменился, Макс, - заметил Лойсо с какой-то непонятной мне грустью. Мы дошли до небольшой скамеечки, притулившейся у чьего-то забора и уселись на нее. Заклинание все еще действовало, поэтому мне было не жарко.

- Тихий город вообще меняет людей, - внезапно ответил я неожиданно для себя самого.

- Я так и знал, что ты ненадолго в этом Ехо, - кивнул Лойсо. – Но рад, что ты смог вырваться. Действительно рад.

- Ну а я так вообще счастлив, что кумир моего детства – это вы, оказывается, - ухмыльнулся я.

- Какая несказанная честь, - поддразнил меня Лойсо и мы рассмеялись. – Так вот, сэр Макс, послушай, что я тебе скажу. Когда я шлялся по твоему родному миру, то услышал одну легенду, и она мне понравилась. Был у вас когда-то давно один Вершитель – молодой парень, вроде тебя, который хотел всем добра, счастья, ну и всей прочей мути, которой вы, мальчишки, обычно хотите осчастливить всех живущих. И у него был самый близкий друг, тоже Рыбник. Все как положено – дерзкий, любил могущество, ходить по воде и резать уши. Когда этого Вершителя поймали и принялись избивать, пытать, ну и вообще, проделывать все полагающееся в таких случаях, этот друг предал его трижды за один день.

Мой рот наполнился горькой слюной.

- Шурф не предаст меня. – прорычал я. – Он меня всю жизнь спасает.

По правде сказать, моя ярость не произвела на Лойсо никакого впечатления.

- Меня он тоже в своем роде спас, знаешь ли. Но это не отменяет предательства. Я хочу, чтобы ты об этом помнил, Макс.

- Я запомню, - сухо сказал я и поднялся. – Спасибо за поучительную историю.

- Не сердись, Макс, - примирительно сказал Лойсо. - На самом деле, история твоего Рыбника тоже достаточно поучительна. Настолько, чтобы я начал действительно беспокоиться за тебя.

- Что вы имеете в виду? – я снова уселся рядом и обнаружил, что тюрбан сэра Пондохвы украшен сбоку веточкой сирени. Интересно, откуда она у него? То есть откуда – я знаю, ее туда Шурф послал, но вот как она появилась? Подарок томной красавицы?

- Я имею в виду, что любимцы Кеттарийца плохо заканчивают. Посмотри на своего приятеля. Ты не знаешь, зачем он пришел к тебе. А я знаю. Придет день, когда он это осуществит, а ты останешься собирать себя из кусочков. А предательства при отношениях такого рода в твоем возрасте воспринимаются очень болезненно. Уж я-то знаю.

- Я и так знаю, что он уйдет, - пожал я плечами. – Нет тут никакого предательства. Скажите лучше, может, вы знаете, как вернуть ему магию, Лойсо?

- Конечно знаю, - небрежно отозвался тот, и мое сердце подпрыгнуло и ударилось куда-то в голову, словно говоря «слушай, слушай его» .

- Но не скажу, - закончил он. – Ты и сам догадаешься, не так уж это и сложно. Тебе Джуффин ничего не сделает, ты ему нужен. А я слишком ценю свою свободу.

- Ясно, - вздохнул я. – Спасибо.

- Пожалуйста. И еще, когда он уйдет, постарайся не разрушить этот Мир, он мне нравится.

- В который раз убеждаюсь, что у вас странный вкус.

- У меня отличный вкус, Макс. Во всех смыслах. Предлагать попробовать не буду, тебе это не нужно. – Лойсо откровенно подсмеивался надо мной. – Надеюсь, что и ты поймешь, насколько этот мир лучше Ехо. И чем скорее ты это сделаешь, тем будет лучше для тебя.

Голос Лойсо Пондохвы звучал в моих ушах, пока я шел через площадь. Слишком громкий, чтобы от него можно было спрятаться. Как ветер, он погнал клубы горячей от солнца пыли, подтолкнул меня к Шурфу, тот успел крепко ухватить меня за руку ледяными пальцами, и я с размаху влепился башкой в клавиши своей многострадальной печатной машинки.

- Ох, - я схватился за лоб, на котором, подозреваю, остались следы от грешных «фыва» и «олдж». Вот это я понимаю – действительно страшный и грозный магистр. Не было еще, кажется, ни единого раза, чтобы после встречи с Лойсо я вернулся без шишек и синяков.

Пальцы Шурфа куда-то исчезли, и я тут же завертел головой, испугавшись, что потерял его при возвращении.

Мой друг стоял рядом и пристально смотрел куда-то мимо меня.

Я проследил за его взглядом и в свою очередь вытаращился на лист, который оставался в машинке в тот момент, когда мы провалились в эту самую Дыру Хоферры.

Посреди этого листа большими буквами было напечатано:

МАКС, НЕ ДЕЛАЙ ТАК БОЛЬШЕ.

_______
*Шурф вспоминает стихотворение Н. Гумилева: «Опять она кипит, бледна…»

Опять она кипит, бледна,
Сирени возлетевшей пена,
Опять коленопреклоненно
Стоит пред нею тишина.
Что остается тишине,
Еще с полетом незнакомой? -
Живой довериться волне
И стать послушной и влекомой.
Ветвей бежит за валом вал,
Растет и гаснет без усилья,
Небесной линией овал
Очерчен смело, словно крылья.
Сирени тяжестью свело
Едва расправленные ветви,
Но рвется бледное крыло,
Прозрачным становясь от света.
Она летит на Божий зов,
Опалена предчувствьем встречи,
Она - растущих облаков
То ли прообраз, то ль предтеча...
Что остается нам? Вскипеть
Душой ли, словом, бледной кровью,
Роняя лепестки, лететь,
Земной пожертвовав любовью.

Комментарии
2015-04-23 в 22:06 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
чую, глава не очень... :(

2015-04-23 в 22:16 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
Хельгрин, не-не, с нетерпением ждем дальше!

2015-04-23 в 22:23 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
а я уже тут вся расстроилась, я конец дописываю, итак в растрепанных чувствах...
а еще вино и шашлык, и автор готов, раскис...:laugh:

2015-04-23 в 22:27 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
Хельгрин, уже конец???

2015-04-23 в 22:38 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
нуууу... вот в моем файле конец этой главы на странице 71, я сама сейчас на странице 92, это еще плюс две главы, должна быть еще одна (две?) и эпилог

каждая глава где-то страниц 7-8... вот

но там дело к концу и меня колбаааасит

2015-04-23 в 22:44 

Sir Konrad Weller
Нав'язувать ментальність нелогічно
Зашибись глава, только страшно чего-то за этих двоих. Очень страшно

2015-04-23 в 22:51 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Sir Konrad Weller, мне тоже, честно, я не шучу...

2015-04-23 в 22:53 

Sir Konrad Weller
Нав'язувать ментальність нелогічно
Хельгрин, они хоть выкарабкаются? А то что Шурф без магии, что Макс, запутавшийся в невозможности пожелать — это антиутопия какая-то.
Плюс в Шурфе Рыбник все явственнее и явственнее.

2015-04-23 в 22:58 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Sir Konrad Weller, ну я стараюсь к этому вывести, хотя я любитель подрамить, это у меня соавтор обычно гуманист
но самой хотелось бы хорошего конца, да это и в духе Фрая, хэппиэнд

проблема в том, что герои меня вообще не слушаются никогда - они творят, а я записываю. Это не авторское кокетство, а констатация факта, сколько раз я переписывала именно из-за того что их поступки расходятся с моим планом - и ку... план летит к чертям

2015-04-23 в 23:22 

Sir Konrad Weller
Нав'язувать ментальність нелогічно
Хельгрин, напомните Максу, что он Вершитель, а не хрен собачий, и что найти выход из ситуации — его прямая обязанность. Вообще, найти выход из жопы, в которую он уже успешно нашел вход — это, какбе, его конек и в некотором роде даже профессия

2015-04-23 в 23:53 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Sir Konrad Weller, я напоминаю, честно! :friend:

найти выход из жопы, в которую он уже успешно нашел вход — это, какбе, его конек и в некотором роде даже профессия

:lol: это гениально, я считаю...

2015-04-24 в 00:45 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, если ты это по отсутствию комментариев чуешь, что глава не очень, то очень зря, потому что меня лично дома весь день не было :gigi:
Несмотря на это, я прочитала её с телефона и мне очень понравилось. Теперь я дошла до компа и пишу комментарий.
Эх, если бы Джуффин видел, до какой степени изумления я могу довести нашего невозмутимого Мастера Пресекающего, он бы, наверное, подал в отставку и ушел пешком обратно в Кеттари, преклоняясь перед моими талантами и вознося им осанну. То есть, конечно, он бы наверное здорово поржал, но помечтать всегда приятно.
Вот это очень в духе)))
- Ты думаешь? – он чуть повернул голову, чтобы видеть мое лицо. – Я с тобой не согласен. Ведь если это действие все-таки состоялось, значит, последовательная цепочка событий моей жизни привела именно к нему. Поэтому нельзя сказать, что все было зря.
Шурф в своём репертуаре :facepalm:
Грешные магистры, Шурф! Теперь я тоже знаю, где мы. Только мне всегда казалось, что Бу...
Вот теперь я всю голову сломаю, пытаясь восстановить фразу! Кстати, тире в начале строчки потерялось.
Единственная претензия к главе... "не додали" :laugh: То, что идёт за этими строками:
Мы узнавали друг о друге новое, спешили закрашивать немногие оставшиеся белые пятна с отчаянием обреченных. И это было то знание, за которое действительно не жалко заплатить жизнью.
- слишком уж пунктиром, на мой вкус. Мне бы ещё штирхов добавить))
Но и так хорошо.
Только страшно, как уже сказали в комментариях.

2015-04-24 в 00:52 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, дык меня тоже не было, я выложила и уехала на шашлык, приезжаю - тишина... ну, думаю, прошлась двуручным дисбеливом, народ из деликатности молчит... :laugh:
мурк, спасибо! :red:

Вот это очень в духе))) старалась... ;)

Вот теперь я всю голову сломаю, пытаясь восстановить фразу! окольный спойлер

слишком уж пунктиром, на мой вкус. Мне бы ещё штирхов добавить)) не получилось. Я на этой сцене вообще залипла на час, пошла ныть к соавтору. Соавтор сказал умное слово, я отлипла, все стерла и написала ее в три предложения. Остальное оказалось лишним. Не ложится сюда графика у меня... :facepalm:
ниче не могу с этим поделать...

Только страшно, как уже сказали в комментариях. мне надо сейчас героев выводить из ТАКОЙ жопы, а я еще не знаю как... сама боюсь сижу

2015-04-24 в 01:00 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, я предпочитаю, если уж взялась регулярно комментировать, по возможности продолжать))

Так вот я никак не могу вспомнить) Знакома с ним очень смутно.

Я на этой сцене вообще залипла на час, пошла ныть к соавтору. Соавтор сказал умное слово, я отлипла, все стерла и написала ее в три предложения. Остальное оказалось лишним. Не ложится сюда графика у меня...
Ну, я и не говорю прямо про графику... Но зато там была обещанная шея)))

мне надо сейчас героев выводить из ТАКОЙ жопы, а я еще не знаю как... сама боюсь сижу
Я верю в вас и в них.

2015-04-24 в 01:04 

Sir Konrad Weller
Нав'язувать ментальність нелогічно
Вот теперь я всю голову сломаю, пытаясь восстановить фразу!
Бухара же. Ходжа Насреддин жил в Бухаре.
Тут тяжело было не догадаться, подсказки по всей главе. И низкие диваны с подушками, и плов, и заунывный азан на рассвете.

А за решение... Ну, как сказал тот же Насреддин, «время идет. А там или ишак помрет, или падишах помрет, или я помру».
Мир-то, может, и разрушится, как и любой мир, в принципе, но вот когда?
Эх, Макс вечно помнит о месте и напрочь забывает о времени.

2015-04-24 в 01:07 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Sir Konrad Weller, ну да, я показала своё невежество, хотя могла просто погуглить :facepalm: спасибо)

2015-04-24 в 01:57 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, я предпочитаю, если уж взялась регулярно комментировать, по возможности продолжать))
авторы должны на таких читателей молиться, имхо...!:beg:

Так вот я никак не могу вспомнить) Знакома с ним очень смутно. мне этот эпизод приснился... :facepalm: я тоже книгу читала довольно давно, хотя неплохо помню...

Ну, я и не говорю прямо про графику... Но зато там была обещанная шея))) автор сказал - автор сделал ;)

Я верю в вас и в них.докладываюсь: из жопы вылезли, пошли искать следующую... :lol:

Sir Konrad Weller, Тут тяжело было не догадаться, подсказки по всей главе. И низкие диваны с подушками, и плов, и заунывный азан на рассвете. поскольку я живу на Ближнем Востоке, я вижу мильон несоответствий, а особенно чудовищно меня мучили несоответствия климатических зон и разных прочих штук. В Бухаре не может быть не сплошных заборов. Абрикосы с мандаринами в разное время плодоносят (и вообще мало где пересекаются по климатическим зонам). И т.д. и т.п. Но потом объяснение пришло само, воспоследует...

Мир-то, может, и разрушится, как и любой мир, в принципе, но вот когда? Эх, Макс вечно помнит о месте и напрочь забывает о времени. ну тут как раз не принципиально...

Элизар, ну да, я показала своё невежество, хотя могла просто погуглить да ну, какое тут невежество. Имхо, не та книга, без знания которой жизни нет. Признаюсь, я Дюма и Жюль Верна перечитала в студенческом возрасте и то только потому, что сильно заболела. А до этого все это вообще мимо прошло. Понятное дело, что филологу в 20 все это кажется бякой и занудством, и я в глубине души до сих пор считаю, что просто потратила время для галочки. Но народ, который читал это в полагающемся отрочестве, говорит о книгах с ностальгическим придыханием. Это я к тому, что фломастеры очень-очень разные...

2015-04-24 в 08:27 

Дашти
Тем хуже для фактов. (с)
Шея is love :heart::heart::heart:
А вообще глава, конечно, очень противоречивая. Очень теплая, нежная, уютная с одной стороны - и с постоянным ощущением стояния на самом краю - с другой. И ощущения постоянно колеблются от одной крайности к другой.
Кстати, несоответствия вроде того, что абрикосы и мандарины плодоносят в разное время, я заметила, но списала на то, что это же мир Шурфа =) Откуда ему знать такие вот детали.

2015-04-24 в 13:57 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, да, да, молитесь на меня, молитесь)))

мне этот эпизод приснился... :facepalm: я тоже книгу читала довольно давно, хотя неплохо помню...
Ух ты, здорово)) Как тебя эта история затянула)

Автор молодец)

докладываюсь: из жопы вылезли, пошли искать следующую...
Отлично, всё по канону :lol:

да ну, какое тут невежество. Имхо, не та книга, без знания которой жизни нет. фломастеры очень-очень разные...
ну да))) Я вот как раз и Дюма, и Верна читала, хоть и не всё из списка "маст рид".

2015-04-24 в 15:51 

Sir Konrad Weller
Нав'язувать ментальність нелогічно
докладываюсь: из жопы вылезли, пошли искать следующую...
а почитать про это можно?

2015-04-24 в 18:53 

Sir Konrad Weller
Нав'язувать ментальність нелогічно
То есть мне не жалко конечно, вот же, полная пачка лежит, но изо рта-то зачем выдергивать?
До меня только дошло, что Шурф не мог прикурить — не от чего, а магии на это у него не хватало.
Охххх

2015-04-24 в 19:53 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
когда приходить за новой порцией вашей травы? Я тут уже начала читать Фрая заново в третий раз из за этого текста)))

2015-04-24 в 20:23 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Сегодня позже буду дома, выложу след главу, пишу с телефона. Сппасибо, всем отвечу

2015-04-24 в 21:17 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, Ух ты, здорово)) Как тебя эта история затянула)
затянула, шопиздец, других слов нет... :(
Отлично, всё по канону
точно ;)

Sir Konrad Weller, а почитать про это можно?
конкретно это будет еще через две главы, кажется... но новую главу тащу

До меня только дошло, что Шурф не мог прикурить — не от чего, а магии на это у него не хватало.
ага :(
dalilah, когда приходить за новой порцией вашей травы? Я тут уже начала читать Фрая заново в третий раз из за этого текста)))

автор-злодей ;)
приходить через 5 мин, читаю и выкладываю

2015-04-24 в 21:29 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
глава X выложена ;)

2015-04-24 в 23:14 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
ура!
Ох, ну все так запутанно стало. Когда новая порция вашей чудо-травы созреет? Ужасно любопытно - хочется узнать, что будет дальше.

2015-04-24 в 23:27 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Да порция уже есть, надо только вычитать и выложить, но это точно завтра, я без компа, с телефона пишу. Сейчас предпоследняя глава пишется, то есть после этой еще две есть или три, что такое :)

2015-04-24 в 23:31 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
Хельгрин, жалко, что оно закончится...

2015-04-24 в 23:36 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
dalilah, ну да, мне с одной стороны тоже не хочется их отпускать, но с другой я уже на призрак себя похожа: работу, семью и хозяйство никто не отменял, а я по 10 страниц в день пишу. И по работе тоже пишу... :alles:

2015-04-24 в 23:46 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Ааааааа! *бегает по потолку* Эта глава такая фраевская!
-По-че-му? – горячим дыханием и едва ощутимым прикосновением губ вдоль ворота скабы.
И опять шея *___*
Доживем до весны, и я тебе ее покажу.
Он метнул на меня быстрый, острый взгляд.

Кажется, у меня по спине холодок пробежал ещё раньше, чем у Макса.
Шурф принялся мне показывать, особым образом скрещивая пальцы, я начал за ним повторять, но ничего не добился, только почему-то вступил в неизвестно откуда взявшуюся посреди улицы навозную кучу. Разнообразия ради – оранжевую.
Ну как же без навозных куч)))
Лойсо хочется просто врезать. Но это же Лойсо. Он такой.
Про предательство... страшно.
И последняя фраза - добила.

2015-04-25 в 14:13 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, Ааааааа! *бегает по потолку* Эта глава такая фраевская!
ух, я этому очень рада ;)

И опять шея *___*
чорд, опять авторские кинки полезли, хихи

ажется, у меня по спине холодок пробежал ещё раньше, чем у Макса.Ну как же без навозных куч)))
никак, надо же авторскому юмору соответствовать, а там что-то многовато на эту тему, даже с избытком на мой взгляд

Про предательство... страшно.

да... но не может же вечно быть все хорошо и без движения...

2015-04-25 в 19:27 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, чорд, опять авторские кинки полезли, хихи
пусть лезут, раз уж они с читательскими совпадают))

никак, надо же авторскому юмору соответствовать, а там что-то многовато на эту тему, даже с избытком на мой взгляд
Вот именно)

да... но не может же вечно быть все хорошо и без движения...
"Вечно хорошо и без движения" - это сладкая, но смерть.
А чтобы была жизнь, должно быть и горько иногда... как же иначе понять, где подъём, если нет падения.

2015-04-25 в 20:55 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, пусть лезут, раз уж они с читательскими совпадают)) ну тогда ладно :)

"Вечно хорошо и без движения" - это сладкая, но смерть. А чтобы была жизнь, должно быть и горько иногда... как же иначе понять, где подъём, если нет падения. да, ППКС! и по фику и по жизни...

2015-04-25 в 20:59 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, по жизни хотелось бы, конечно, не настолько горько) Но, что уж там, и такой оглушающей близости в жизни тоже не надо.

2015-04-25 в 21:25 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, это точно... *покивала*
страшная это штука, по ходу...

2015-04-25 в 21:46 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, знаешь, что меня радует? Что ты, как автор, это понимаешь.
Пугает, когда это преподносят как эталон.

2015-04-25 в 22:39 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, нуууу... тут, имхо, дело не в авторстве уже, а в личном жизненном опыте и тупо в возрасте (не хочу показаться ворчливой старой каргой), но в 35 воспринимаешь мир уже не так как допустим в 25. Мне лично раньше казалось, что такая вот близость-проникновение - это мечта, идеал и круто. Сейчас мне кажется, что это такое наказание для обоих, что боже упаси. И вообще что в нормальных отношениях должна оставаться определенная свобода от другого со своими границами. ИМХО, конечно, полнейшее.

Но писать и читать о таком - это штыр, да... :shy: Хотя мне кажется, что и у этих двоих свобода от другого есть на самом деле. Просто у них засчет всех магических практик уровень восприятия другого очень высокий. Но это тоже не всегда спасает... спойлер

2015-04-25 в 23:24 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, под "как автор" я имею в виду, что ты пишешь это, но не считаешь, что так надо)
Да, конечно, тут дело именно в жизненном опыте, а с возрастом он накапливается, понятное дело) Я вот некоторые вещи, несмотря на юный возраст, уже осознала, где-то на опыте, где-то просто книжек умных начиталась. В том числе это: в нормальных отношениях должна оставаться определенная свобода от другого со своими границами, адекватные границы - это вообще очень важно.

Но писать и читать о таком - это штыр, да...
Наверное, всё равно на каком-то уровне остаётся мечта об этом)
Хотя мне кажется, что и у этих двоих свобода от другого есть на самом деле. Просто у них засчет всех магических практик уровень восприятия другого очень высокий.
Это хорошо.
А если б спасало, не о чем было бы писать столько глав :D

2015-04-25 в 23:49 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, од "как автор" я имею в виду, что ты пишешь это, но не считаешь, что так надо)
а, ну это да! Хотя, имхо, в этом тексте до фига моего собственного резонерства, каких-то мыслей и проживания личных болезненных точек (не в области их отношений между собой, а вот во всем прочем). Но, надеюсь, оно органично вписывается...
адекватные границы - это вообще очень важно. *активно киваю*

Наверное, всё равно на каком-то уровне остаётся мечта об этом) задумалась... может быть, кстати. Но именно как мечта...

Это хорошо. А если б спасало, не о чем было бы писать столько глав охохо... я дописываю последнюю главу, остался кусок этой главы и эпилог, он короткий... :weep3:

2015-04-26 в 00:05 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, Хотя, имхо, в этом тексте до фига моего собственного резонерства, каких-то мыслей и проживания личных болезненных точек (не в области их отношений между собой, а вот во всем прочем).
Мне кажется, иначе и не бывает. Мы всегда пишем про себя, просто более или менее явно)
Так как мне отсюда не видно, что именно является твоими болезненными точками и прочим, то вполне органично)

задумалась... может быть, кстати. Но именно как мечта...
Наверное, надо достичь очень высокого уровня просветления, чтобы об этом даже и не мечтать :laugh:
Но вообще, и тесный контакт человеку тоже нужен, просто не всё время.

я дописываю последнюю главу, остался кусок этой главы и эпилог, он короткий...
Держись!) Жалко расставаться с текстом, зато наконец узнаем, в чём замес)

2015-04-26 в 00:41 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, Так как мне отсюда не видно, что именно является твоими болезненными точками и прочим, то вполне органично)
нуууу, например, умение принять и полюбить чуждый мир (для меня болезненная точка с момента смены страны), еще какие-то вещи в смысле работы над собой, наверное...

Наверное, надо достичь очень высокого уровня просветления, чтобы об этом даже и не мечтать :laugh: Но вообще, и тесный контакт человеку тоже нужен, просто не всё время. наверное... но без мечты-то вообще не интересно жить ;) Тесный да, хорошо. Но я бы свихнулась, зная, что кто-то может проживать мои эмоции. Это нереально жить с таким уровнем самодисциплины - как работа без выходных...

Держись!) Жалко расставаться с текстом, зато наконец узнаем, в чём замес) ага, вам хорошо, а я-то уже знаю... :aaa:

я след главу все-таки завтра принесу. Меня тут и так шеф выдрал срочными идеями из текста, а если я еще начну редактировать - вообще забуду, чего сказать еще хотела... :shy:

2015-04-26 в 01:26 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, нуууу, например, умение принять и полюбить чуждый мир (для меня болезненная точка с момента смены страны)
Вот это, кстати, очень ярко в тексте получилось! Наверное, как раз потому, что своё, близкое)

наверное... но без мечты-то вообще не интересно жить ;) Тесный да, хорошо. Но я бы свихнулась, зная, что кто-то может проживать мои эмоции. Это нереально жить с таким уровнем самодисциплины - как работа без выходных...
Мечты разные бывают))
Ну а если только с разрешения?))

Буду ждать!)))

2015-04-26 в 02:41 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, дописала :buh:
теперь показать соавтору, в контексте данного текста моему бесценному тестридеру, править и выкладывать.

на коммент отвечу завтра, ибо неадекватна :alles:

2015-04-26 в 12:30 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
2015-04-26 в 19:56 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, Вот это, кстати, очень ярко в тексте получилось! Наверное, как раз потому, что своё, близкое)
да, точно, явно еще один авторский кинк, помимо шеи... :laugh:
Мечты разные бывают)) Ну а если только с разрешения?)) нууу, если на чуть-чуть... *задумчиво*

сейчас еще одну главу принесу

2015-04-26 в 19:56 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, Вот это, кстати, очень ярко в тексте получилось! Наверное, как раз потому, что своё, близкое)
да, точно, явно еще один авторский кинк, помимо шеи... :laugh:
Мечты разные бывают)) Ну а если только с разрешения?)) нууу, если на чуть-чуть... *задумчиво*

сейчас еще одну главу принесу

2015-04-27 в 00:58 

Элизар
Если хочешь сказать мне слово, попытайся использовать рот (с) БГ
Хельгрин, :)
главу увидела, до компа только сейчас дошла, пойду читать)

2015-04-27 в 01:11 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
Элизар, я тогда пока подожду спать... :laugh:

   

арт по Максу Фраю

главная