20:27 

Турмалин
Противную сторону нужно выслушать, как бы она ни была противна
Архивариус
Канон: Макс Фрай, «Лабиринты Ехо»
Пейринг/Персонажи: Макс, Шурф, ОП
Бета: meg aka moula
Размер: мини, 1949 слов
Категория: джен
Жанр: крэк
Рейтинг: R
Предупреждения: мозготрах в познавательных целях и нездоровое пристрастие к самоанализу через этот самый мозготрах
Краткое содержание: однажды ночью в Управление Полного Порядка приходит симпатичный посетитель...
Примечание: написано для WTF MOSK 2015
На АО3

Он появился в Доме у моста как-то незаметно, тихо пролез в зал общей работы и присел на краешек кресла для посетителей. Он был весь какой-то робкий-робкий – не подобострастно-пугливый, а на самом деле боящийся сделать или сказать что-нибудь не так. Звали его Шиваном.

Но начнем с начала.
В ту ночь мне, Ночному Лицу Почтеннейшего Начальника Тайного Сыска, было совершенно нечем заняться. Читать книгу, вытащенную из щели между мирами, было лень. Есть не хотелось – мы с Мелифаро буквально перед началом моей смены укушались у мадам Жижинды до полусонного состояния, и этот буйноцветный нарушитель спокойствия свалил домой, оставив меня бороться с сытой дремотой на рабочем месте. Куруш был не в духе и не желал развлекать меня разговорами, а все дела Сыска таинственным образом оказались раскрытыми.
В другое время я бы решил, что это хорошо, и отправился бы бродить по ночному Ехо, распугивая редких гуляк своей мантией Смерти, но сегодня мне мешали обстоятельства: над столицей Соединенного Королевства зависли седые тучи, время от времени проливавшие над городом холодные тяжелые слезы. Погода, в общем, была нелетная.

Ближе к утру я безнадежно дремал в своем кресле, когда услышал, что за дверью кто-то осторожно передвигается. Мое воображение тут же решило представить себе ночного грабителя, впершегося в Управление Полного порядка глубокой ночью. В маске и перчатках. Этот образ был настолько нелепым, что я, хихикая, вылез из-за стола и распахнул двери в зал, будто стремясь доказать самому себе полное отсутствие ночных грабителей. И увидел посетителя.

Шиван Прац, младший архивариус библиотеки Королевского Университета, симпатичный и образованный молодой человек, очень смущался, не зная, с чего начать разговор. Для начала он сказал, что ему было неудобно прийти днем.
– Понимаете, – доверительно сообщил он, – днем в Управлении полно людей…
– Понимаю, – покивал я, наливая ему камры. – Мне они тоже мешают, потому на ночь я их всех выгоняю и работаю один.
Он на мгновение улыбнулся, кивком поблагодарив меня за камру, но потом, отпив из кружки, снова погрустнел и сник.
– Сэр Шиван, – мягко начал я, попытавшись изобразить лицом человека, которому можно доверять, – что бы вас ни беспокоило, я постараюсь разобраться с этим, не привлекая общественность. Если вы не хотите рассказывать сейчас, я буду в вашем распоряжении завтра, или послезавтра, или...
Он прервал меня:
– Нет-нет! Если я стану откладывать, то так никогда и не признаюсь. – Он смутился еще больше и даже покраснел, но решительно поднял руки и начал разматывать тюрбан. Под тюрбаном оказалась маленькая войлочная шапочка. Шиван несмело коснулся ее пальцами и замер, будто не решаясь показать мне свою бритую макушку, но потом переборол себя и обнажил голову.
Сначала я не заметил ничего необычного… пока молодой архивариус не наклонил голову, демонстрируя мне затылок. Там была... щель.

Я с минуту молчал, обалдев, и не мог понять – то ли мне орать и звать дежурного знахаря, то ли сразу будить Джуффина. Останавливало только то, что я все равно не представлял, как мне в докладе описать увиденное.

***

В течение следующих двух или трех часов я узнал, что несчастный парень попался на любопытстве. Дневниковые заметки Эпохи Орденов часто содержали в себе указания на интересные места, тайные захоронения и прочие потенциальные драматические открытия. Вот и в тот раз, исследуя заброшенный полуразвалившийся дом на окраине столицы, Шиван просто хотел найти свидетельства произошедшей трагедии… а нашел свою погибель.

В каменном полуподвале, на который указывали заметки, он не обнаружил библиотеки, которую надеялся отыскать. Но в заметках прямо упоминалось «Хранилище информации». Или «Накопитель знаний» – Шиван не был уверен, что правильно понял термин.
Он уже почти убедил себя, что продолжать поиски бессмысленно, когда в дальней комнате увидел узоры и письмена на полу. Присев на корточки, чтобы разобрать полустертые символы, архивариус сначала не заметил появления еще одного действующего лица этой печальной пьесы. А когда заметил, было уже поздно.
Его затылка что-то коснулось – мягко и ласково. Когда он поднял голову, не понимая, что происходит, какая-то лента обернулась вокруг его шеи, сдавила горло – и Шиван потерял сознание.

Придя в себя, он почувствовал, что стоит на коленях посреди комнаты, абсолютно голый, и не может ни сойти с места, ни поднять руку. Кто-то мягко поглаживал его затылок и плечи, будто стараясь успокоить. А потом пришла боль.
Он ощущал, как в его голову – прямо в мозг – проникает, втискивается, вламывается тупое, скользкое и упругое тело. Потом его сознание переключилось на воспоминания о прошлом: он и сам не подозревал, что так много помнит о своем детстве. Эти воспоминания вызывал к жизни не он сам, а тот, читавший его, листавший его переживания, высасывавший из него информацию – жадно, взахлеб. Как будто это существо было очень голодным и насыщалось неаккуратно, не думая о правилах приличия и сохранности «посуды». Шиван страшно перепугался – и почувствовал, что питавшийся им недоволен яркостью его эмоций, точно они мешали переваривать или портили аппетит. Сначала давление в мозгу исчезло, будто существо извлекло себя из головы человека, но потом оно с силой вломилось обратно. Шиван снова отключился – теперь от боли.

Очнувшись в очередной раз, он понял, что может свободно двигаться, и поспешил сбежать. Только дома он обнаружил, что в его черепе появилось аккуратное отверстие, прикрытое складками кожи. Осторожно просунув в него пальцы, архивариус не почувствовал никакой боли. Там, внутри, было мягко, тепло и скользко.
Здесь Шиван смутился, опустил глаза и начал оправдываться.
Конечно, он хотел идти к знахарю. Конечно, он собирался обратиться и в Тайный Сыск.
Но не сразу. Ему жутко хотелось спать.

– Понимаете, сэр Макс... – Шиван разглядывал свои ладони. – Я выспался, а после пробуждения понял, что у меня появилась потребность... Я не смог удержаться…
– То есть, вас туда тянуло? В этот заброшенный дом?
– Можно сказать и так, – пожал плечами архивариус. – Я чувствовал, что теперь помню о самом себе гораздо больше, и это доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. Мне хотелось продолжать вспоминать самого себя. То есть, конечно же, я понимал, что оно просто так приманивало меня, чтобы продолжать питаться… Но сначала это так не истощало.
До меня дошло.
– И как часто вы посещаете этот дом?
– Каждый день. Сегодня будет седьмой, – тихо сообщил Шиван.

***

Я решил, что несчастного парня стоит запереть в камере за кабинетом Джуффина, а самому отправиться в тот страшный дом, предварительно обеспечив себе огневую поддержку – то есть, вызвать в Управление Лонли-Локли.

Объяснив Шивану, каков будет план действий, я отпустил его в уборную перед долгим заключением, а сам связался с Шурфом. К счастью, Мастер Пресекающий Ненужные Жизни уже проснулся и был готов прийти мне на помощь. Он даже согласился воспользоваться темным путем, вместо того, чтобы степенно добираться в Дом у моста на служебном амобилере.

Мы сидели в кабинете и пили камру, ожидая возвращения архивариуса, пока я не осознал, что Шивана нет уже слишком долго. Забеспокоившись, я спустился в подвал – проверить, все ли в порядке с клиентом.
Дверь уборной была распахнута. Внутри было пусто.

– Ушел темной тропой, – констатировал Лонли-Локли, спустившись вслед за мной. – Макс?
– Здесь. – Я уже встал на след, пробежав вдоль стены пару раз, и невидимая тропа тянула меня за собой. – Я пошел.
– Я с тобой. – Шурф быстро скинул сапоги и встал у меня за спиной на тот же след. – Давай.

***

Тропа привела нас на окраину у реки к темному заброшенному саду, в центре которого стояла ветхая лачуга. Крыша дома просела и провалилась, а одно из окон полуподвала светилось неприятно белесым светом.
Шурф положил мне руку на плечо, ничего не говоря. Он просил меня не лезть вперед потому, что хоть я и носил мантию Смерти на королевской службе, во всех незнакомых ситуациях идти первым должен был он – мой любимый идеальный убийца со смертоносными ледяными ручками.

Распахнув низенькую дверь полуподвала, Шурф замер, прислушиваясь. Ему все было видно в этом полумраке, а я, не умея быстро ориентироваться в темноте, щелкнул пальцами, выпустив вперед маленькую зеленую шаровую молнию – свой смертный шар, обычно не убивающий даже тех, чью жизнь я совершенно не ценил.
Перед нами был длинный коридор. Несколько слепых дверных проемов зевнули на нас чернотой, а потом зеленый шарик натолкнулся на закрытую дверь и растворился в ней, слегка подсветив косяки. Лонли-Локли, уже снявший защитные рукавицы, быстро подошел к этой двери, выставил ее, просто нажав плечом, и поднял было левую руку, готовясь заморозить на месте любое существо, готовое кинуться на нас… но почему-то остановился, не завершив движение.
– Макс? – позвал он растерянно.
Я уже стоял рядом с ним.

Это было… отвратительно. И в то же время прекрасно.
Обнаженный Шиван стоял на коленях посреди маленькой комнатки в этом мертвенном свете: его глаза были широко распахнуты, но он совершенно точно нас не видел. Он счастливо улыбался – той неживой улыбкой, подобие которой древние греки высекали на лицах своих куросов.
На потолке над ним тяжело дышало и с хлюпаньем шевелилось светящееся и дурно пахнущее желе. Вниз от него свешивалось несколько лент, касавшихся затылка и плеч Шивана. Эти щупальца сокращались в общем ритме – в том же ритме, в каком он дышал.

Я понял, почему Шурф не стал атаковать это существо: один из склизких отростков погрузился в голову парня, растянув края отверстия на затылке, и неприятно копошился там, видимо, высасывая информацию. То есть, Шиван и это желе были на тот момент единым целым, а потому Шурф резонно опасался задеть и несчастного архивариуса. Хотя тот совершенно не казался несчастным: его глаза сияли, а выдохи походили, скорее, на тихие стоны удовольствия. Паразит пользовался его ощущениями, заставляя кормить себя информацией.

Я злился. На Шивана, который не смог удержаться и сбежал к этой твари прямо из сортира. На каких-то древних идиотов, приволокших в мир эту мерзость. И больше всего – на себя. За то, что мне в голову не приходило ни одной разумной идеи. Или?..

– Шурф! – Я обернулся к Мастеру Пресекающему, невозмутимо наблюдавшему за процессом питания желеобразной твари. – А если ее перегрузить?
Он посмотрел на меня, удивленно подняв брови:
– Перегрузить информацией? – Я закивал. – Но как? Ты же не собираешься сам… подсоединяться к ней?
– Нет, – помотал я головой. – Делать мне больше нечего! Но мы можем… – Тут я понял, что не знаю, как сказать о том, что мне пришло в голову. Это было слишком… неприлично?
– …перегрузить ее переживаниями самого сэра Шивана? – закончил за меня Шурф, до которого сразу дошло, что я предлагаю.
– Да, – закивал я.
– Неплохой план, – одобрительно кивнул мой невозмутимый друг. – Приступай. Я буду наблюдать за реакцией существа.
Лонли-Локли перебрался за спину нашего архивариуса, чтобы контролировать движение склизких лент, а я уселся перед парнем и осторожно прикоснулся к его щеке. К губам. К подбородку. Ничего не происходило: то ли существо не чувствовало угрозы, то ли не могло вредить мне через прикосновения.
Нужен был источник ярких эмоций, чтобы заставить существо отдернуть свои скользкие ленты и освободить Шивана. Я стиснул зубы, закрыл глаза и, уговаривая себя, что делаю это ради свободы и независимости всех архивариусов мира, протянул руку.

Когда мои пальцы сомкнулись на члене Шивана, он вздрогнул и откинул голову назад, хватая ртом воздух. Его лицо так и осталось неживым, но тело реагировало – значит, и информация в мозг поступала. Сдвинув крайнюю плоть, я провел пальцем по головке, отмечая, что Шиван возбудился практически мгновенно. Пару секунд спустя парень сам начал толкаться в мой кулак.
– Продолжай, Макс, – одобрительно заметил Шурф. – Тварь беспокоится.
– Угу, – пробормотал я, мечтая только о том, чтобы эта мастурбация во спасение привела к нужному результату.

***

Шиван, пришедший в себя после оргазма, ошарашено смотрел на меня. Шурф испепелил мерзкое желе на потолке в тот момент, когда оно отцепилось от затылка архивариуса, объевшись эмоциями, после чего деликатно отошел к окну, оставив меня объяснять парню, по какой причине брызги его спермы можно было наблюдать у меня на руках, на груди и даже кое-где на лице. Ну, не мог же я надеяться, что слова «да, дружище, это было мощно», заставят нашего деликатного библиотекаря принять ситуацию без истерики.

Но, к счастью, я ошибался. Шиван не только совершенно спокойно выслушал мои объяснения, но и мужественно принял необходимость оперативного вмешательства в работу мозга. А полдюжины дней спустя он уже был в порядке – настолько, что пожелал приступить к работе в библиотеке, как ни отговаривали его лекари Семилистника, под наблюдением которых он восстанавливался после операции.

А я был ужасно благодарен Шурфу за то, что он сам написал отчет об этом расследовании. Читать его я побоялся. Нет, я доверил бы Мастеру Пресекающему Ненужные Жизни свою, – но тут речь шла о гораздо, гораздо большем…

@темы: фанфик, ОМП, крэк, джен, Шурф, Макс

Комментарии
2015-09-03 в 06:22 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
Турмалин Боже мой, какая прелесть! И главное: с такой неожиданной развязкой :)
Вот именно то, чего мне не хватает у Фрая - немножко секса!

2015-09-03 в 06:27 

Турмалин
Противную сторону нужно выслушать, как бы она ни была противна
Andrey-Vas, спасибо :)
Секса у Фрая не хватает, да)) поэтому я его и пишу почти в каждый фраетекст)

2015-09-03 в 06:28 

Турмалин
Противную сторону нужно выслушать, как бы она ни была противна
Andrey-Vas, спасибо :)
Секса у Фрая не хватает, да)) поэтому я его и пишу почти в каждый фраетекст)

2015-09-03 в 09:05 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
Турмалин обязательно почитаю вас ещё, как только будет время

2015-09-03 в 09:38 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
Andrey-Vas, у автора есть мега-фик про путешествие в Кеттари insar.diary.ru/p120528455.htm

2015-09-03 в 10:25 

Турмалин
Противную сторону нужно выслушать, как бы она ни была противна
Andrey-Vas :)

dalilah, спасибо за комплимент :)

2015-09-03 в 10:34 

dalilah
А за другими дверями другое внутри и другое снаружи
2015-09-03 в 15:29 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
dalilah спасибо, обязательно зачту! у меня самого всё руки чешутся как-нибудь это путешествие расписать поподробнее :)

2015-09-04 в 14:00 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
Турмалин Боже мой, какая прелесть! И главное: с такой неожиданной развязкой :)
Вот именно то, чего мне не хватает у Фрая - немножко секса!

2015-09-05 в 06:57 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
Турмалин Боже мой, какая прелесть! И главное: с такой неожиданной развязкой :)
Вот именно то, чего мне не хватает у Фрая - немножко секса!

2015-09-05 в 14:11 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
Турмалин Боже мой, какая прелесть! И главное: с такой неожиданной развязкой :)
Вот именно то, чего мне не хватает у Фрая - немножко секса!

2015-09-05 в 14:22 

Тишина Знания
"Мукет Болдавии", помидоры и бубен! (С)
Турмалин Боже мой, какая прелесть! И главное: с такой неожиданной развязкой :)
Вот именно то, чего мне не хватает у Фрая - немножко секса!

   

арт по Максу Фраю

главная