17:34 

Приветствую

Kuro Laik
По наводке решил сюда заглянуть, и, может быть, вывесить слэшевый фанфик. Только, просмотрев остальные фики здесь, кажется мне, что по рейтингу он будет несколько тяжеловат. Ну, может, найдутся читатели. Он длинный, макси, потому вывешу в три части, и, если после первой захочется продолжения, довешу остальное. В общем, вот:

Макс Фрай.
Искры Маликониса Фара.


Авторы: Куро Лисса & Куро Лаик
Беты: в порядке бреда бетим друг друга
Фандом: Макс Фрай, Лабиринты Ехо, где-то между Тенью Гугимагона и Простыми Волшебными Вещами
Пайринг: Шурф/Макс
Рейтинг: R
Размер: миди… или макси… длинный, в общем
Дисклаймер: ни на что не претендуем, кроме фей
Саммари: все в тексте, но с Орденами, погонями и всем-всем-всем
Предостережение: святотатство! ><' (прим. Laik)
Предупреждение: слэш
Размещение: только с согласия
От авторов: в подарок самой веселой, жизнерадостной и милой (кавайной) переводчице Fidelis от двух вредных, строгих, но бесспорно очаровательных бестий на какой-нибудь импровизированный праздник!


В Ехо редко бывает дождливая погода. Осень в Соединенном Королевстве обычно теплая и ароматная, как раз в моем вкусе, но недавно прошедший дождь сделал камешки мостовых этого славного города еще более яркими, словно бы несколько часов кряду тщательно вылизывал их каменные цветные спинки своим холодным водяным языком, как игривый щенок. Влажный воздух кружил мне голову, и оранжевый свет фонарей высвечивал золотые узоры на моей Мантии Смерти... И я бы просто стоял, впитывая в себя эту ночную прохладу, свет и воздух, и медленно таял от нежности, как оставленное на солнце эскимо, если бы меня не несло по этому грешному следу куда-то к очередным неприятностям на мою несчастную задницу. За мной неслышно несся сэр Лонли-Локли, и краем глаза я замечал его белоснежное лоохи, почти сияющее в темноте. Наверное, именно его присутствие не позволяло мне окончательно сойти с ума.
Сказать по правде, я обращал внимание на красоты окружающего мира еще и потому, что мне очень не хотелось думать, что на другом конце следа меня будет ждать свеженький, еще не остывший труп. И хотя Джуффин в свойственной ему манере утверждал, что парень вообще-то крепкий орешек, и едва ли самое опасное явление в Ехо за последнюю дюжину лет, я был склонен не слишком доверять его словам. Или это просто я такой неприлично могущественный... или просто привык так думать о своей силе, и потому не могу оценить опасность по ее предполагаемому достоинству. Кто знает. Но сколько раз уже было...
Все началось три дня назад. Причем, как это обычно бывает, эта ночь не предвещала беды и не грешила симптомами катастрофы, которую, казалось, все Управление ждало, как ждет дождя погибающая от засухи почва. Я привычно дремал в своем любимом кресле в кабинете сэра Джуффина Халли, то есть, нес свою вахту, исполняя обязанности Ночного Лица Почтеннейшего Начальника Малого Тайного Сыскного Войска города Ехо, столицы Соединенного Королевства. Да уж, такую абракадабру, которую я в первый раз сумел произнести только с четвертой попытки, следует сделать простейшим тестом на трезвость: если после пяти стаканов джубатыкской пьяни тот же Мелифаро произнесет свое официальное звание без запинки, придется вручить ему какой-нибудь орден, за великие заслуги перед отечеством. Хотя нет, перебьется. Все равно Девятый Том этот орден не примет, ему он без надобности, а потребует выдать ему вышеуказанную награду исключительно в валюте малиновых, канареечно-желтых и оранжевых лоохи, которыми окончательно и бесповоротно сведет меня с ума, или доведет до какого-нибудь эпилептического припадка, носясь в этом тряпье, ярком, как флюорисцентные фломастеры, у меня пред глазами по восемьдесят раз на дню. И все это, разумеется, будет сопровождаться подколками, дескать, вот тебе, Ночной Кошмар, ордена не дали, да даже если и дали, ты его просто не догадаешься поменять на что-нибудь действительно приятное, нужное и полезное... И вообще ему меня так катастрофически жаль, что он даже попробует не переодеваться днем в лоохи разных цветов, а только в близкие по оттенку, чтобы лишний раз меня не провоцировать на приступы немедленного самоубийства, или наоборот – зверского убийства, и я еще должен оценить его великодушие... И как мало нужно для счастья таким ребятам, как он...
Мои сумбурные бредовые размышления прервал стук в дверь. Достаточно громкий, чтобы я смог окончательно вынырнуть из дремы и соорудить на своем лице выражение крайней рабочей занятости, но недостаточно настойчивый, чтобы претендовать на некое ужасное происшествие.
- Да! – отозвался я, и в дверь просунулся взъерошенный юноша в лоохи младшего служащего.
- Прошу прощения, сэр Макс, но там две леди хотят видеть кого-нибудь из Тайного Сыска.
- Хотят – значит, увидят, - резюмировал я, покидая свое любимое кресло. Потрясающе уютный предмет офисной мебели только жалобно скрипнул, отмечая прискорбное окончание моего сегодняшнего отдыха.
Обе леди почти в обнимку сидели в Кресле Безутешных, что было странно – оно редко бывало занято. Одна из них, миниатюрная брюнетка в дорогом бирюзовом лоохи, выглядела заплаканной и совершенно несчастной. Вторая, светловолосая высокая особа с заостренными чертами лица, приобнимала ее за плечи, и именно ее встревоженные, но абсолютно сухие зеленые глаза встретили меня цепким взглядом, когда я вошел в приемную.
- Доброй ночи вам, леди, - поздоровался я. – Я Макс. И я готов выслушать, что с вами произошло.
- Меня зовут Хатшая Цетта, - представилась обладательница зеленых глаз. – А это – моя хорошая подруга Химма Беруба. Мы просим прощения за столь поздний визит, сэр Макс, но случилось нечто действительно ужасное.
При этих словах ее подруга, которую назвали Химмой, всхлипнула, а затем горько заплакала.
- Прошу вас, не плачьте, леди, - растерялся я. – Успокаивать безутешных я не очень умею, что бы по этому поводу не думали мои коллеги, зато могу предложить вам бальзам Кахара. Самое, на мой вкус, действенное успокоительное средство во Вселенной.
- Думаю, мне оно без надобности, - отозвалась леди Хатшая. – Я пока еще держусь. А вот Химме, я полагаю, действительно нужно выпить чего-нибудь ободряющего.
Я кивнул и принес из кабинета бутылку с бальзамом. Леди Химме хватило одного небольшого глотка, чтобы успокоиться и прийти в себя.
- Благодарю, вы очень любезны, сэр Макс, - сказала она, протягивая мне бутылку. – А вблизи вы совсем не такой страшный, как о вас говорят.
- Я вообще не страшный, - заявил я немного обиженно. До сего дня считал себя довольно симпатичным, а тут – страшный! Новости-то какие... – Я очень даже милый парень, леди, просто впереди меня зачастую несется моя совершенно сумасшедшая репутация, которая зачем-то отгоняет всех, кто имел какое-то желание самостоятельно убедиться в этом факте. Воспитывать ее надо, а то совсем от рук отбилась...
Леди Химма робко улыбнулась. Она относилась к женщинам того типа, по которым совершенно невозможно определить возраст. Хрупкая на вид, она была вполне в моем вкусе, но ее подруга, почти полная ее противоположность, своей устойчивостью и светлыми кудрями напоминала мне мою Теххи.
- Расскажите, что у вас случилось, - попросил я повторно. Они переглянулись, и леди Хатшая заговорила:
- Мой муж утратил Искру, - сказала она. – Это случилось около трех часов назад. Мы как раз выходили из «Ужина Вурдалака», он задержался, чтобы расплатиться и сказал, что догонит. Я вышла и пошла по дороге, медленно, конечно, но его все не было. Тогда я вернулась и увидела, что он лежит на пороге трактира без сознания. Что было странно, мы не заказывали ничего спиртного. Тогда мне еще показалось, что он очень слаб, но не телом. Он ослаб духом, я даже не могла послать ему зов, словно бы его вообще больше не было... Я тут же послала за знахарем, а когда он пришел, то сообщил, что Махруми действительно утратил Искру. Сил у него осталось только на поддержание жизни, но он полностью утратил все навыки очевидной магии.
- У меня похожая история, - заговорила леди Химма, когда ее подруга замолчала. – Только у меня все случилось дома. Я уже пошла спать, а Шенва остался в гостиной дочитывать вечерний выпуск «Королевского Голоса». Он долго не поднимался, и я подумала, что он уснул прямо в кресле, правда, когда спустилась то увидела, что он действительно спит, но странно – посреди гостиной лицом вниз, словно упал в обморок. Но когда я попыталась его разбудить, у меня ничего не вышло. Знахарка Саффи живет с нами по соседству, она осмотрела его и сказала, что нужно немедленно обратиться в отделение городской полиции, потому что Шенва утратил Искру и может никогда больше не проснуться.
Голос ее сорвался на всхлип, и она замолчала.
- Мы столкнулись в дверях, - пояснила леди Хатшая, верно расценив мой взгляд. – И я очень удивилась, что у нас одна и та же беда. Потому я посоветовала пойти не в полицию, а в Тайный Сыск, поскольку такие страшные и повторяющиеся события расследуют именно здесь.
- Вы приняли очень мудрое решение, леди, - кивнул я. – Я очень постараюсь вам помочь. Сделаем так... леди, где сейчас ваши мужья?
- Махруми дома, в постели, за ним присматривает моя сестра, - ответила леди Хатшая.
- Шенва тоже дома, с ним осталась Саффи, но она ничего не может сделать, - всхлипнула леди Химма и снова заплакала. Я задумался. Если быть совсем уж откровенным, я и понятия не имел, с чего начинать это странное дело. Конечно, самой первой мыслью было послать зов Джуффину и обо всем рассказать ему, переложив на его плечи всю ответственность, но будить шефа только затем, чтобы взвалить на него свои обязанности, то есть обязанности Ночного Лица Почтеннейшего Начальника и далее, не вписывалось в мои представления о хорошей службе. Значит, хоть что-то до его пробуждения я сделать должен... О процессе утраты Искры, которого боятся здесь посильнее, чем смерти, я знал немного. Но если уж эти леди пришли с такой проблемой вдвоем... возможно, их мужья утратили Искру не сами. Потому я задумался, что на этом месте делали детективы из обожаемой Джуффином моей видеотеки. Правильно – отправлялись на место происшествия, а там уж как повезет.
Решив последовать их примеру, я поднялся на ноги. Следовало, правда, забрать из кабинета кинжал, в рукоятку которого вмонтирован индикатор недозволенной магии.
- Прошу, подождите меня немного, леди, - сказал я. – Сейчас я вернусь, и мы с вами поедем посмотрим, что же у вас произошло.
- Наконец-то представится возможность проверить достоверность слухов о вашей сумасшедшей езде, - улыбнулась леди Хатшая.
- Еще как убедитесь! – откликнулся я уже из коридора. – В этом моя безумная репутация как раз не врет!
- Раз уж ты уходишь, Макс, будь добр, принеси мне пирожное, - напомнил о себе сонный Куруш. Видимо, мой топот по кабинету разбудил нашу мудрую птицу.
- Ох, умник, я тебе хоть дюжину пирожных принесу, - заверил его я, поглаживая его пушистые перья.
- Ты очень щедр, Макс, но двух штук будет вполне достаточно, - заявил Куруш. Я еще немного погладил его, как мне в голову пришла неожиданная идея.
- Умник, не мог бы ты мне помочь? – спросил я буревуха.
- Смотря в чем, - резонно заметил Куруш. – Людям свойственно как недооценивать, так и переоценивать наши возможности.
- Мне нужна только информация, - успокоил я птицу и напряг память... Что поделать, у меня очень плохая память на имена. – Скажи мне, что ты знаешь о двух господах... Одного из них зовут кажется Шева Берумба, а второго... Махрухи Тсетта или как-то так...
- Шенва Беруба и Махруми Цетта. Ты опять все перепутал, Макс.
- Прости, милый. А все потому, что память моя куда хуже, чем у буревухов.
- Что ты хочешь о них знать? – спросила птица. – Тебе нужна полная биография?
- Нет, что ты, умник, полной биографии не надо. Мне бы знать, связывает ли что-нибудь этих двоих. Может, вместе учились в школе, или состояли в одном ордене, или же в Эпоху Орденов поубивали кучу народа...
- Об убийстве людей этими двумя мне ничего не известно, - сказал Куруш. – Впрочем, эту информацию ты можешь запросить в Большом Архиве. Но эти двое не учились вместе и никак не могли состоять в одном ордене, поскольку Шенва Беруба до сто семнадцатого года Эпохи Орденов состоял в послушниках Ордена Спящей Бабочки, а Махруми Цетта вплоть до принятия кодекса Хрембера был младшим магистром Ордена Посоха в Песке. Это все, что ты хочешь знать?
- Пока да. Спасибо тебе, умник, - бросил я, с кинжалом покидая кабинет.
- И не забудь пирожные, - донеслось мне вслед напоминание мудрой птицы.
***
Трактир «Ужин Вурдалака» в этот поздний час был уже закрыт. Видимо, даже местным вурдалакам время от времени приходится спать по ночам. Индикатор не показывал никаких следов недозволенной магии, и я топтался на пороге трактира около пяти минут, пытаясь найти след кого-нибудь подозрительного. Куда там, порог затоптали люди, и потому я топтался не слишком усердно – мне очень не хотелось причинить вред завсегдатаем этого славного места. Пока я вел свои сыскные операции, леди отсиживались в амобилере и постепенно отходили от шока нашей поездки – видимо, их прежние представления о скоростных возможностях амобилеров окончательно и бесповоротно канули в лету.
Никаких подозрительных следов у трактира я не нашел, поэтому мы поехали в дом леди Химмы, поскольку он был ближе, всего в паре кварталов. Я очень надеялся найти какие-нибудь следы в ее доме, но подозревал, что и здесь будет тоже самое, что и у трактира. Так и получилось. Индикатор по-прежнему ничего не показывал, а следы в этом доме искать я побоялся – несчастный и так в тяжелом состоянии, если верить словам леди Химмы, и мне меньше всего хотелось, чтобы мой горький опыт Мастера Преследования стал для него последней каплей.
- «Макс, у тебя там все в порядке?» - безмолвная речь Джуффина настигла меня на пороге спальни сэра Шенвы. Я даже вздрогнул от неожиданности.
- «Ох, Джуффин, вы уже не спите? – удивился я. – Как-то слишком раннее время для вас, на мой вкус…»
- «Какое время надо, такое и есть, - отозвался шеф. – Но, как ты уже успел заметить, я не сплю, а ты не ответил на мой первый вопрос».
- «У меня здесь все в относительном порядке, - сказал я. - Но с двумя леди, точнее, с их мужьями, случилось действительно что-то странное...»
- «Утрата Искры, да?» – прямо спросил Джуффин, и тон показался мне немного настороженным.
- «А вы уже в курсе?»
- «Представь себе, в курсе. Работа у меня такая – все знать. Утомительная, надо сказать, работа, зато полезная. Ты мне лучше скажи – ты там нашел что-нибудь?»
- «Нет, - признался я. – Никаких следов посторонних, хотя я и не искал толком, а индикатор не показывает никаких нарушений»
- «Занятно, что ты вообще догадался взять его с собой, - в словах Джуффина отчетливо читалась улыбка. – Какой ты, оказывается, дисциплинированный. Короче, Макс, заканчивай свои поиски, все равно толку не будет. А еще лучше – захвати мне одного из твоих пострадавших и дуй в Управление. Там и поговорим. Отбой»
Я вздохнул и обернулся к леди Химме.
- Сэр Джуффин Халли только что прислал мне зов, - сказал я. – Он очень хочет лично осмотреть вашего мужа. Леди Химма, я могу забрать его? Разумеется, вам его вернут в целости и сохранности.
- Прежним? – с надеждой спросила она. Я растерялся. Мне очень не хотелось ей врать или обнадеживать попусту, что, по сути, одно и то же. Эта леди очень любила своего мужа, но у меня не было для нее никакой справки с дюжиной печатей, подтверждающей, что с ее мужем непременно все будет хорошо.
- Мы постараемся сделать все возможное, - сказал я. – Я не могу вам ничего обещать, но мы выясним, что случилось с вашими мужьями и можно ли это исправить. В любом случае, я пришлю вам зов, как только что-то станет известно.
Она выслушала меня и понимающе кивнула. Леди Хатшая приобняла ее за плечи. Я вошел в спальню, но не особенно разглядывал спящего. Только успел заметить, что сэр Шенва Беруба – мужчина средних лет и вполне заурядной внешности. А потом я сделал движение рукой, и крошечный сэр Шенва без проблем уместился между пальцами, большим и указательным. Старый фокус, подаренный мне Шурфом Лонли-Локли.
***
Через двадцать минут я притормозил на стоянке возле Дома у Моста. Пришлось заехать за пирожными для Куруша, и потому получился солидный крюк. Светало, но прохожих на улицах почти не было. Зато на нашей половине Управления было почти людно – в приемной сидели пять незнакомых человек, и из этих пятерых трое были женщины, и беспокойство на их лицах не прибавило мне хорошего настроения. Подозревая худшее, я заглянул в наш с Джуффином кабинет.
Там, друг напротив друга, сидели сэр Джуффин Халли и сэр Кофа Йох. Оба задумчивые и серьезные, даже несмотря на стол, заставленный подносами из «Обжоры Бунбы». Воздух в кабинете так пропитался их серьезностью, что я тоже невольно сделал соответствующее атмосфере лицо и вошел.
- Грешные магистры, Макс, выйди и зайди уже с нормальной физиономией, - поздоровался Джуффин. – Это мы – старые и мудрые, нам полагается, так сказать, для солидности, но такая бессовестная суровость на моем Ночном Лице... смотреть больно!
- Простите, Джуффин, - я невольно улыбнулся. – Просто ваш пример довольно заразителен, а вы меня знаете, я мастер цеплять к себе всякую ненужную заразу.
И подцепил с тарелки какой-то особенно симпатичный ароматный пирожок.
- О, вот это уже другое дело! – расцвел Джуффин. – Сэр Макс в собственном соку!
- И не говорите, Джуффин, - подал голос до того молчавший Кофа. – Для вашего Ночного Лица этот мальчик подозрительно жизнерадостен.
- А что, без меня тут уже что-то успело произойти? – едва прожевав пирожок, спросил я, укладывая пирожные возле нашей мудрой птицы. Куруш дремал, и я не стал будить нашего умника – ему и так пришлось остаток ночи нести мою вахту.
- Еще как! – вздохнул Кофа. – В Ехо какая-то новая эпидемия, люди теряют Искры. Все разговоры только об этом, вот-вот поднимется паника. Ну, право же, что такого должно было произойти, чтобы выражение «боится как утраты Искры» стало настолько буквальным?!
- Ты принес его, Макс? – спросил меня Джуффин. Я показал ему свою руку, пальцы которой были сложены особым образом.
- Только допросить его вряд ли получится. Парень спит, как младенец. А что, все эти люди в приемной тоже…?
- Не они. Но их близкие, если ты об этом, - кивнул Джуффин. – Ситуация со спящими та же – у бедолаг еле-еле осталось сил на поддержание жизни, но самое странное, что пострадавшие исключительно мужчины.
- И это что... – я подсчитал в уме, - семь случаев за одну ночь?
- Едва ли, мальчик, - ответил сэр Кофа. – Боюсь, это только те, кто рискнули обратиться за помощью к нам или в городскую полицию. Но есть еще те, кто этого делать не стал, если учесть их биографию.
- Дайте-ка угадаю, они все в прошлом принадлежали к послушникам каких-нибудь Орденов? – догадался я.
- Вот именно, - кивнул сэр Кофа. – Причем не только к послушникам, но и к младшим магистрам. А что, твой улов тоже в их числе?
- Ага, - кивнул я.
- Занятно, - нахмурился Джуффин, обвел нас тяжелым взглядом и резюмировал: - Так, Макс, выгружай свою ношу, можешь прямо на пол, а затем брысь отсюда, видеть не могу твою усталую физиономию. Вы тоже, Кофа, но вам предстоит встретить Меламори и Мелифаро и ввести их в курс дела. Я уже послал им зов и хорошенько напугал наших ребят, так что здесь они будут где-то через полчаса, но подробности им не помешают.
Кофа согласно кивнул и поднялся из кресла.
- Ну вот. Только приехал, а меня уже выгоняют... – тоном слоненка из мультфильма «Тридцать восемь попугаев» прогундосил я, взмахивая рукой и выгружая спящего на пол перед столом шефа.
- Выгоняю, - кивнул шеф. – Но сейчас мне необходимо поработать, а тебе – пойти выспаться. Или, ну, съешь что-нибудь. Но лучше все-таки выспись. Не знаю, когда тебе это в следующий раз представится. И заметь, - шеф лукаво глянул на меня, - я выставляю тебя, чтобы ты шел спать, а сам собираюсь работать. Чуешь, какой я добрый? Все, иди, Макс, до заката можешь не появляться, если что, я пришлю тебе зов.
- Пойдем, мальчик, - ласково посоветовал Кофа, открывая дверь. – Все равно этот старый лис Джуффин собирается баловаться какими-то сомнительными чудесами.
- Вот именно, Кофа, - расхохотался шеф, и мы вышли из кабинета.
Сэр Кофа ушел в приемную, а я замялся на пороге. Спать мне не хотелось, зато порядочных размеров камнем на сердце ворочалась глыба совершенно необъяснимой тревоги, а с таким настроением идти к Теххи было просто-напросто неприлично. Так уж получилось, что вместе с успокоением и утешением в объятьях любимой девушки я получаю отражение собственных чувств и своего настроения. Может, я самый везучий парень в Ехо, поскольку всегда нахожу общий язык со своей девушкой, но в этом есть и ощутимый минус – в плохом или тревожном настроении я не могу пойти к ней, потому что не хочу, чтобы она отражала это неприятное ноющее беспокойство.
Потому я пошел в кабинет сэра Шурфа. Не знаю, что меня туда понесло, ведь самого хозяина кабинета в такой ранний час еще нет, зато это было на данный момент самое тихое место в Управлении. Оно, как никакое другое место в мире способствовало успокоению – огромное, почти пустое помещение, здесь даже воздух был пропитан ледяной невозмутимостью сэра Шурфа Лонли-Локли. На единственный стул в кабинете я покушаться не стал, а забрался на подоконник. Чувство тревоги билось во мне, билось и билось... пока этому месту не удалось, наконец, унять мои метущиеся сердца. Стерильная тишина убаюкивала. Я и сам не заметил, как отключился.
- Макс, ты уверен, что хочешь спать именно здесь? – спросил голос где-то совсем рядом. – Я, конечно, не имею ничего против твоего присутствия в моем кабинете, но мне кажется, что этот подоконник – не самое удобное место для сна. Ты так не считаешь?
Я открыл глаза и понял, что Шурф прав. Туловище занемело до деревянного состояния и совершенно не желало разгибаться, несмотря на все попытки головного мозга внушить ему свое покровительство. Грешные магистры, сколько я спал? Минут двадцать, или даже больше... Тем не менее, разогнуться все же пришлось, и, свесив ноги к полу, я почувствовал себя почти в раю.
Разумеется, рядом стоял Шурф Лонли-Локли. Почти два метра белоснежной невозмутимости и внутренней устойчивости. Я невольно улыбнулся, залюбовавшись этим потрясающим зрелищем. Смертоносные руки в защитных рукавицах, белые одежды Истины, спокойное выражение лица с застывшими чертами памятника Чарли Уотсу... Зрелище из разряда «раз увидеть – и умереть счастливым», причем в отношении Шурфа термин «умереть» чаще всего топорно буквален. Сколько бы мы не работали вместе и в какие бы переделки не попадали, я все равно продолжаю испытывать к нему некое подобие священного благоговейного трепета, как мальчишка при виде живого Арнольда Шварцнегера. И я все равно склонен считать Шурфа самым надежным опорным шестом этого прекрасного мира вообще, и моего внутреннего равновесия в частности. Во всяком случае, его вид подействовал на меня как лошадиная доза транквилизатора, и проклятая тревога сгинула куда-то к грешным магистрам, только пятки сверкали.
- Ох, прости, дружище, я совершенно не планировал осквернять своим сном твой подоконник, честно, просто твой кабинет – это такое спокойное место, что здесь потрясающе легко удается избавляться от камней на сердце.
- Спокойное? – переспросил Шурф и задумался. – Да, пожалуй, чего в этом месте действительно хватает с избытком, так это спокойствия. Хотя, признаться честно, я удивлен, что мое спокойствие понадобилось тебе, да еще и так скоро.
Я успел поймать тень исчезающей ироничной улыбки на губах Шурфа, но, увы, это зрелище редкое и до ужаса кратковременное, как случайно мелькнувший в пасмурном зимнем небе луч солнца.
- Да, представь себе, - улыбнулся я. – Понадобилось. И именно сейчас. Ох, и я совсем забыл с тобой поздороваться. Я же чертовски рад тебя видеть, дружище!
- Я тоже рад тебя видеть, - кивнул Лонли-Локли. – Надеюсь, ты не будешь против, если я займу свой стул?
- Конечно не буду против, Шурф, - удивился я. – Это же твой кабинет.
- Мой, - согласился он. – Но мне показалось, что ты сегодня как-то особенно пристально меня рассматривал. К тому же, ты сказал, что тебе тревожно и нужно спокойствие, и вполне логично было бы предположить, что при данных обстоятельствах ты хочешь остаться один.
- Дырку над тобой в небе, парень, все далеко не так страшно, - рассмеялся я. – Чтобы поспать, я уж точно всегда найду время и место, и тревога моя уже почти прошла. А рассматривал я тебя исключительно в терапевтических целях – ты же знаешь, как меня успокаивает это неописуемое зрелище, то есть ты.
- Не беря в расчет некоторые странные слова, я тебя понял, - Шурф плавно опустился на свой стул. – Что ж, раз ты так говоришь, значит, так оно и есть. Но ты сказал, что тебе не дают покоя некие камни на сердце. Могу я спросить, какого рода эти камни? И, раз уж мы говорим о тебе, какому именно из твоих сердец они не дают покоя?
- Не знаю, Шурф, - я пожал плечами. – Вроде бы, это не чувство опасности, и не какие-то определенные мысли. Мне просто тревожно, и все. Я даже причину тебе вряд ли могу назвать.
- Это связано с теми несчастными, что утратили Искру? – педантично уточнил Лонли-Локли.
- Может быть... А ты уже знаешь?
- Сэр Кофа Йох уже рассказал мне обо всем, что случилось. К слову сказать, сэр Мелифаро и леди Меламори отправились искать следы в домах этих пострадавших.
- А я, выходит, бессовестно проспал их торжественное отбытие, - вздохнул я.
- Не говори ерунду, Макс. Ничего торжественного в их отбытии не было, если, конечно, ты не считаешь некоторой долей торжественности их совместное распитие камры в кабинете Почтеннейшего Начальника и те язвительные комментарии в адрес друг друга, что сопровождали их отбытие до самого выхода из Управления.
- Ох, Шурф, - рассмеялся я. – Все же ты просто потрясающий парень, честное слово! Что бы я без тебя делал...
- С определенной долей вероятности могу сказать, что ты делал бы глупости, - невозмутимо ответил Шурф. – Во всяком случае, ты так и не воспользовался моими дыхательными упражнениями, чтобы успокоиться. Так ведь?
- И то верно... Ты же знаешь, дружище, я вечно о них забываю.
- Мне кажется, что это – одна из основных причин, по которым с тобой случается так много неприятностей, - сказал Шурф, и глаза его насмешливо улыбались. – И кстати, сэр Джуффин уже закончил допрос пострадавшего, если тебе интересно.
- Еще как интересно! – подтвердил я, покидая подоконник. – Надо спросить, что он узнал, может, нам к вечеру уже следует ждать конца света. Хорошего дня тебе, Шурф.
- Спасибо. И тебе тоже. Только Макс, - его голос остановил меня на пороге, - я попрошу тебя на протяжении этого дела вести себя чуть более осторожно, чем всегда. Ладно?
- А что? – удивился я. – У тебя плохое предчувствие?
- Нет, - Шурф отрицательно качнул головой. – Никаких предчувствий у меня нет. Тем не менее, я обеспокоен. И мне не нравится это чувство. Мне кажется, что ты заразил мое спокойствие своей тревогой, Макс, и на всякий случай будь осторожен.
- Ладно, - кивнул я. – Ну и новости... Конечно, я учту, Шурф. Когда неспокойно становится тебе, Конца Света действительно следует ждать в ближайшее время.
- Может оно и так, - кивнул Лонли-Локли, и я покинул его кабинет.
***
- Как ты вовремя! – восхитился Джуффин, только успевший склониться над горшочком очередного кулинарного шедевра Мадам Жижинды. – Что-что, а «чувство камры из «Обжоры» в тебе развито превосходно, я просто диву даюсь!
- А я иду на запах! – сообщил я, устраиваясь в кресле напротив и наливая себе полную кружку благословенного напитка. – Я же заправская ищейка, Джуффин! И когда нападаю на след, во мне срабатывает рефлекс: «Где-то пьют камру, и без меня! Непорядок». И я иду проверить. Отлично работает.
- Да, сэр Макс, только твоя жадность может соперничать с вместимостью твоего желудка! – расхохотался шеф.
- Вы это лучше сэру Кофе скажите, - посоветовал я. – Он вам рассказывал, как когда-то водил меня по трактирам, обучая тонкому искусству гурмании?
- Рассказывал, конечно. Да помню я, помню, что ты тогда чуть не скончался от обжорства. Ладно, будем считать, что твоя жадность имеет хоть какие-то пределы, что похвально.
- Что вы узнали об этом бедняге, Джуффин? – спросил я, оглядываясь по сторонам и не замечая упомянутого беднягу в кабинете. – И, кстати, где этот несчастный?
Джуффин кивнул в сторону тайной двери, за которой находилась маленькая комната для особо опасных заключенных или занятий высшими ступенями черно-белой магии.
- Он спит, Макс, - сказал Джуффин. – Как и все остальные. Причем если мы не изловим виновных, единственное, что они смогут в своей жизни – это спать. Парень не просто потерял Искру, Макс. Он потерял почти всю жизненную силу. Помнишь своего старого приятеля Махлилгла Анноха?
- Конечно помню. И еще нескоро забуду, как для его поимки вы меня посадили в Холоми, - напомнил я.
- Не драматизируй, - отмахнулся шеф. – Главное, что ты его помнишь. Так вот, тобою благополучно убиенный Великий Магистр пил Искры своих жертв медленно, и долгое время мы не подозревали ничего необычного с той грешной камерой. А здесь – совсем иной случай. Люди утрачивают Искру сразу и целиком, и им остается только ничтожный запас сил, чтобы поддерживать свою жизнь во сне.
- Овощи, - сказал я.
- Я тебя не понял, Макс. Причем здесь еда?
- Еда здесь ни при чем, - сказал я. – Просто на моей родине так называют определенного рода больных, которые полностью отключены от мира, можно сказать, пребывают в коме. Причем, в таком состоянии они могут находиться годами.
- Занятно. Собственно, что-то в таком роде творится и с нашим несчастным сэром Шенвой. Пришлось довольно долго над ним колдовать, чтобы понять, что с ним случилось.
- И что с ним случилось? – полюбопытствовал я.
- Да Магистры его знают. Все, что я выяснил – парень утратил Искру не сам. Ему помогли. Причем перед обмороком он видел некую леди, но почти сразу впал в спячку, поэтому деталей нет.
- Леди? – удивился я.
- Ну да, леди. А чему ты удивляешься, Макс? В нашем мире многие женщины столь же могущественны, что и Великие Магистры, даже еще сильнее, и, разумеется, они могут быть очень опасны. Вспомни хоть подружку рыжего Джифы, или нашу обожаемую леди Сотофу. Просто обычно они не занимаются такой ерундой.
- Я думал, что это может быть делом какого-нибудь очередного беглого Магистра... – вздохнул я.
- А я эту вероятность и не исключаю, - пожал плечами Джуффин и нахмурился. – В общем, пока еще слишком рано о чем-то судить наверняка. Меламори уже в курсе, ищет след этой странной особы. С рассветом новых нападений не было, но делать оптимистические выводы пока рано. В общем, до заката можешь пойти поспать, вид у тебя еще тот, а мне нужно, чтобы на закате мое Ночное Лицо не просто номинально присутствовало, но и соображало. В общем, кыш отсюда, Макс. И на сей раз я не поленюсь проконтролировать!
- На сей раз я и сам вас послушаюсь, - сказал я, отчаянно давя зевок. – Хорошего дня вам, Джуффин. Я уже правда иду спать.
- Иди-иди, - хохотнул шеф. – Все же ты... как это у вас называется... а! Мазохист ты, сэр Макс.
- Угу, - кивнул я, покидая общество Джуффина. Дело близилось к полудню, когда я заявился в трактир «Армстронг и Элла», попытался поболтать с Теххи, мужественно делая вид, что еще в состоянии понимать человеческую речь, но она быстро меня раскусила и отправила наверх. Я упал на кровать и отключился.

@музыка: ~

@настроение: ознакомительное

@темы: R, Макс Фрай, Шурф/Макс, слэш, фанфик

Комментарии
2010-02-19 в 17:59 

Napoleonchik
В жизни всегда есть место мечтам...
Ох ты ж, какая восхитительная штука! =)
И проду очень-очень хочется! =)

2010-02-19 в 20:56 

Kuro Laik
Napoleonchik, спасибо, рады, что нравится)

2010-02-21 в 12:34 

Не расставайтесь со своими иллюзиями. Когда их не станет, может быть, вы и продолжите существовать, но перестанете жить. (с) Марк Твен
Ночного Лица Почтеннейшего Начальника Малого Тайного Сыскного Войска города Ехо, столицы Соединенного Королевства.
обажаю эту фразу х))

а сам фанфик просто замечательный. все в образе, все по канону. а обещание рейтинга тольку усиливает интерес
автор, можно я буду вам покланяться? :beg:

2010-02-21 в 13:17 

Kuro Laik
нарисуй мне барашка., тогда уж обоим, иначе меня тут низвергнут== ))
А вообще, спасибо большое)

2010-02-21 в 13:34 

Не расставайтесь со своими иллюзиями. Когда их не станет, может быть, вы и продолжите существовать, но перестанете жить. (с) Марк Твен
*поклоняется обоим авторам* спасибо вам огромное, авторы!

2010-04-13 в 18:42 

Kelenger the Wraithlich
All these moments will be lost in time...
Автор, дико интригует)) Ждем продолжения))

2010-04-13 в 19:02 

Kuro Laik
Kelenger the Wraithlich, он закончен) Прода в теме выше.

     

арт по Максу Фраю

главная